Русь-Фронт

Православный информационный вестник

Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(22-08-2016, 00:08)

Храм как адаптация

Живет в Нижнем Новгороде удивительный человек - Михаил Иванович Жинько. В этом году будет 30 лет, как он возглавляет «Автозаводский детский дом-интернат». Место, куда со всей области привозят детей с ментальными расстройствами. Тех детей, от которых отвернулись и родные, и все общество. Из них Жинько делает полноценных людей, которые учатся, а потом работают и получают зарплаты и квартиры. За это директора вполне заслуженно называют «нижегородским Макаренко».

Единственный в России

Других таких «казенных домов» нет во всей стране. Жинько стал единственным в России, кто разработал и внедрил образовательные программы и ввел для своих воспитанников ставки учителей. Назло стереотипу, что такие дети не обучаемы, и им вполне достаточно воспитателя. Сейчас он вспоминает вполне упадническую картину, каким было его хозяйство, когда он только вступил в должность. На городской окраине стояло несуразное сооружение, дети жили в подвале, посереди которого стояла бочка кильки, а хлеб и продукты подвозили на санках. Мало того, окрестная шпана постоянно ошивалась у «дома скорби», и грабила без того нищих воспитанников.
Сейчас на этом месте находится масштабное современное хозяйство: комфортные корпуса, спортивный комплекс, теплицы, мастерские. Его воспитанники учатся в школе при интернате, и параллельно работают, получая профессию овощевода, маляра, столяра. Не престижные профессии, но нужные. В других подобных заведениях, по достижению совершеннолетия, такие воспитанники отправляются во «взрослый» ПНИ (психо-неврологический интернат) где тихо увядают в окружение стариков. У Жинько они получают работу в инфраструктуре интерната, зарплату и… квартиру. Вот такая социалистическая сказка в капиталистической России. А недавно Михаил Иванович пригласил меня на открытие своего нового детища: храма-часовни в честь великомученика и целителя Пантелеймона.

Труд – всему голова

Как-то раз я спросил Михаила Ивановича, кто он больше: хозяйственник или педагог? Тот усмехнулся и ответил, что для того чтобы стоять с мелом у доски, нужно иметь мел и доску. Его задачей было максимально расширить сферу деятельности воспитанников, а для этого поневоле приходилось расширять инфраструктуру. Не рассчитывать на «доброго барина», а все строить самому, за счет внутреннего резерва. И что самое важное, при этом менять не только мировосприятие детей, от которых общество отказалось, но и менять взгляд на таких детей этого общества. И начинать здесь можно только с самого себя и своих подчиненных. В результате параллельно хозяйству росла огромная методическая база, которой, к сожалению, мало кто хочет воспользоваться. Видимо потому, что это кропотливый труд. Превратить потенциального «нахлебника» в полноценного человека, который словно в насмешку платит налоги государству, экономя на своем лечении. Как бы говоря обществу: «Вот вы от меня отвернулись, я для вас «убогонький» но вы ошиблись. Я полноценный гражданин страны, а не ее нахлебник».
Как-то к Жинько приехали немцы и отбыли из его хозяйства крайне расстроенные: у них только лечат, а не учат. И тем более не работают. Сам Жинько шутит, что он никуда не ездит по обмену опытом – не у кого ему учиться. Его воспитанники зарабатывают себе на жизнь сами. Потому что в основе педагогических методик Жинько лежит такое забытое понятие как труд. И директор любит повторять, что «трудовое воспитание должно стимулироваться материально». Труд дает его воспитанникам ощущение реальной жизни, от которой они были совсем оторваны. Они трудяги, в отличие от своих внешне здоровых ровесников, мечта которых ничего не делать и за это хорошо получать.

Духовное и мирское

Воспитанники Жинько определяются как дети с «ограниченными возможностями здоровья». За этим определением скрываются ДЦП, олигофрения, шизофрения и прочие заболевания. При этом лишь немногие из детей принимают лекарственные препараты. Вместо таблеток - микроклимат в учреждении, физиотерапия, различные кружки, спорт, художественная самодеятельность и т.д. Сейчас в интернате 174 воспитанника. Из них за более чем сотней уже закреплено жилье. Выбрано около 30 самых лучших, которые будут интегрированы в общество и начнут жить самостоятельно. Есть и очень тяжелые детки. Но Жинько добился, чтобы они все были обучаемы. Вроде бы немного в масштабах огромной страны. Увы, еще раз повторюсь, что такую «мелочь» повторить пока никому не удалось. И поневоле возникает вопрос, чем мотивирован такой подвижник? Только вера, которая необходима и ему самому, и его воспитанникам. На открытие храма митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий сказал просто: «Невозможно добиться благополучия только своими силами. Только с помощью Божьей».
- Нами были отработаны образовательные, спортивные, реабилитационные модели, создана база отдыха, - поделился директор. - Была проделана огромная работа, но чего-то не доставало… Увы, в суете работы мы часто забываем про вечные ценности. Нам не хватало духовного воспитания! И мы в главном корпусе сделали комнату – молельню. В результате все наши дети - крещеные. Наряду с общеобразовательными предметами, еще в середине 90-х в программе появился предмет «Основы православной культуры». Понятно, что это не богословские курсы, а программа на уровне вспомогательной школы. А потом у меня возникла идея строительства храма-часовни. Владыка, митрополит Нижегородский и Арзамасский поддержал эту идею.
Стройка шла шесть лет.
Несмотря на масштабность хозяйственной деятельности Жинько, денег все-таки не хватало, строили своими силами.
- Приходилось слышать мнение, что наши дети ничего не понимают, зачем им это надо? При этом тот, кто такое говорит, совершенно не представляет нюансов нашей работы. Когда мы впервые в России ввели ставки учителей, мне так же говорили: зачем тебе это надо? Они же у тебя необучаемые?! Время показало, кто из нас прав… Теперь все направления, для обучения, воспитания и адаптации в окружающей жизни у нас наконец-то отработаны. Духовное воспитание подводит черту светскому образованию. Это уже полностью гармоничная личность: и с материальными, и с духовными потребностями.

Слово художника: «заканчивается греховная история»

Увы, светская педагогическая наука не всегда может забраться в самые трепетные изгибы души ребенка. Нужно быть своего рода художником, чтобы объяснить такие тонкие материи. Это уже третий «авторский» храм, который целиком расписал нижегородский художник Николая Сметатин. 25 лет назад он впервые попал в интернат и с тех пор стал другом педагога-новатора. Эскизы храма он вынашивал около года.
- Этот храм очень продуман, по сравнению с теми, что я делал раньше. На детей визуальный образ действует гораздо лучше, чем любые нравоучение. Именно поэтому я очень серьезно отнесся к росписи храма. Для ребенка с ментальным расстройством это своеобразная азбука духовного мира. Она не должна быть сложной и заумной. Это характерно не только для таких детишек, но и для менталитета россиян. Недаром великий русский писатель сказал, что «красота спасет мир». Мы идем через образное восприятие, через визуальный ряд. Не зря в народе говорят, что «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Зрительный образ – обобщающее явление. Он позволяет миросозерцать, дает картину мира в целом. В то время умом, интеллектом, мы все дробим на части. Приучаясь к зрительному образу, ребенок и мир начинает воспринимать по-другому: более всеобъемлюще, более цельно. Ребенок ощущает внимание чего-то иного. Мы, взрослые люди, являясь гражданами земли, немного ощущаем себя гражданами Неба. А такие дети наоборот – в большей степень граждане Неба. Визуальный ряд позволяет ребенку еще больше ощутить свое «небесное гражданство». Ребенок понимает, что Божья Матерь, это и его мама, святой Пантелеймон его лечит вместе с врачами и т.д. Для ребенка Святой – свой человек, который поможет ему, заступится за него. Его можно попросить о простых вещах. Например, чтобы бабушка приехала навестить… У детей из интерната нет сложных молитв: даже если они просто крестятся, то уже глубоко молятся. Храм именно для таких прихожан: они в него пришли и этого вполне достаточно.
Для росписи храма был выбран романо-византийский стиль. Он более архаичен, более наивен, более понятен детям. Да и вообще русским людям: «святая простота» нам ближе. Пока я писал, дети приходили, молились, смотрели, как я работаю. Можно сказать, участвовали в этом деле. Я даже давал им рисовать небольшие детали, хотя это, вообще-то непозволительно.
За время общения с воспитанниками я понял простую вещь: на этом ребенке-инвалиде заканчивается наша греховная история. Вот мы грешим, грешим. А на нем все закончится… Он за все наши грехи отвечает… Эти дети стали для меня братьями, я стараюсь попросту с ними общаться. Я понял, что и сам такой же как и они. Я сам близок к этой простой, архаичной форме. Она у меня постоянно проскакивала, когда я занимался светской живописью. Ранее, расписывая другие храмы, я все-таки больше придерживался классической школы. А здесь вдруг возникло то, что я долго искал в светской живописи, та самая «святая простота».

Интеграция и молитва

Сейчас в России происходит столкновение двух взглядов на детей-инвалидов. С одной стороны, архаичное и сакральное отношение к тем, «кто у Бога», которое почти потерялась. С другой стороны, европейская модель «толерантности», с «особым отношением», когда все окружающие поневоле превращаются в нянек. У интернатовского храма два входа. Один для обычных прихожан, жителей ближайших домов, другой с пандусом, для детей-инвалидов. Но входить можно через любой. Сама идея такого архитектурного решения: взаимная интеграция, взаимная молитва.
По мнению художника, в России дети-инвалиды изолированы, но сакральны. На западе – соединены, но исключительно на бытовой почве. Эти два подхода должны быть объединены. В Европе в инвалиде видят человеческую природу Христа, не видя духовной. У нас с точностью до наоборот. Мы, русские люди, зачастую в душе раскольники: стараемся чтить «древнее благочестие», опираясь на западную, просветительскую модель образования. Поэтому наше общество и называется «археомодерн»: модернисты поневоле и архаики в душе.
В этом проблема и наша, и западного мира. Они выталкивают таких детей в мир, а мы изолируем, как нечто сакральное. Правильно ли мы делаем? В этом интернате этот стереотип нарушается: ребенок инвалид отправляется в мир. Но не с сумой побираться, а с профессией, работой, жильем и счетом в банке. Увы, таких мест у нас больше нет…

Храм как адаптация. «Автозаводский детский дом-интернат» Михаила Жинько

Источник: http://zavtra.ru/content/view/hram-kak-adaptatsiya/ 
На фото: воспитанницы дома-интерната   
[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:


Представители патриотических, родительских объединений и Русской Православной Церкви призывают обратить внимание на то, что чипирование и сбор персональных данных граждан приведет к внедрению «системы тотального электронного контроля за населением». В Москве прошла конференция «Принудительная оцифровка личности или свобода человека», ее участники обсуждали новый закон «О внесении изменений в ФЗ «Об индивидуальном учете в системе обязательного пенсионного страхования» - закон, который «превращает СНИЛС в пожизненный номер-идентификатор человека, дающий доступ ко всей его персональной информации».

«Он установит гомократию!» - заявил местной прессе протестантский пастор и республиканец Эрл Уолкер Джексон, комментируя личность Пита Буттиджича - кандидата на пост президента на выборах 2020 года от демократов. Дело в том, что Буттиджич - открытый гей, официально «женат» на мужчине и во время недавнего предвыборного митинга публично поцеловал своего мужа Частена, что и возмутило республиканца. Пастор Эрл Уолкер Джексон уверен, что если в 2020 году изберут Буттиджича, который сейчас рассматривается как основной соперник Трампа, Америка погрузится в гомократию.

Балтийский флот отслеживает передвижение военно-морской группы НАТО в составе эсминца ВМС США «Грейвли», фрегатов ВМС Польши, Турции и Испании, подошедшей к границе России. Об этом сообщили в Национальном центре управления обороной РФ. Как отметили в ведомстве, группа вошла в акваторию Балтийского моря сегодня, 18 апреля 2019 г., в четверг. Российские корабли выполняют комплекс мероприятий по контролю за действиями кораблей Североатлантического альянса в целях оперативного реагирования на возможные нештатные ситуации в акватории.

Известный экономист Валентин Юрьевич Катасонов, заявив, что Центробанк – это четвертая, негласная власть в России, добавил также, что невзирая на свой негласный статус, она, по некоторым параметрам, превосходит первые три. Также, выступая на форуме, посвященном памяти великого российского ученого Жореса Алферова, Катасонов еще раз подтвердил мысль о том, что Россия находится под внешним управлением, причем центр принятия решений находится отнюдь не у нас в стране.

Календарь

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Апрель 2019 (94)
Март 2019 (142)
Февраль 2019 (135)
Январь 2019 (145)
Декабрь 2018 (155)
Ноябрь 2018 (150)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, доктор экономических наук, профессор Валентин Катасонов отметил, что для Запада вопрос о приватизации с повестки дня никогда не снимался. По его словам, этим занимаются в Минэкономразвития. В частности, пояснил он, в министерстве подыскивают объекты для приватизации, и данный процесс с 1990-х годов продолжается. Руководитель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов в комментарии Царьграду объяснил заинтересованность Запада в развале российской экономики. По его словам, вопрос о приватизации в России с 1990-х годов до сих пор с повестки дня никогда не снимался. Данный процесс продвигает Минэкономразвития, которое «шуму производит много», но реально «готовит какие-то объекты к приватизации». «Другое дело, что есть силы, которые нейтрализуют вот эти попытки организации новой волны приватизации. Но эти люди никуда не исчезали. Просто тут они ждут своего момента. А приватизировать ещё есть что», — заявил Катасонов.

Главные стереотипы, из-за которых украинцы считают себя в праве решать судьбу конкретных храмов и Церкви в целом. Православная Украина каждый день сотрясается от новостей о захватах храмов. «Срезали замки», «выгнали священника», «взломали двери» – эти заголовки СМИ стали обыденностью. Инициаторами всех этих бесчинств почти всегда становятся представители местных властей, раскольники из ПЦУ и местная «интеллигенция». Люди, по большому счету, не церковные. Поэтому когда они захватывают храм и крушат все, до чего могут дотянуться, мы только разводим руками. Что тут скажешь: язычники есть язычники, и для них ничего святого нет. Однако бывает и так, что в ПЦУ решает перейти сама община храма. Бывает, и вместе со священником. Причем практически во всех случаях люди, которые решили сменить юрисдикцию, ведут себя максимально агрессивно по отношению к Церкви, верными чадами которой они были еще несколько дней назад.

Анализируя в эфире телеканала «Спас» возможность перевода православного богослужения на русский язык, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты РФ Александр Щипков отметил, что этот вопрос до настоящего момента не получил соборного разрешения. Эксперт напомнил, что впервые дискуссия о языке богослужения обсуждалась на Поместном Соборе 1917-1918 годов, но окончательного решения принято не было. К этому же времени относится возникновение русского перевода богослужения, сделанного священником Василием Адаменко, которому было разрешено в качестве исключения совершать литургию на русском языке. Щипков также отметил, что, несмотря на то обстоятельство, что обновленческое духовенство практиковало совершение богослужений на русском языке, эта практика не прижилась. 

© Русь-Фронт
Православие в России