Русь-Фронт

Православный информационный вестник

Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(22-11-2016, 00:02)

Поведали об авве Иоанне Колове...

Преподобный Иоанн Колов, Младший, Скитский, отшельник
Житие преподобного
Иоанна Колова

   Девятого ноября Православная Церковь ублажает преподобного Иоанна Колова. (Преподобный Иоанн Колов подвизался в первой половине V века.) Такое название преподобный Иоанн получил за свой малый рост (колов — с греч. малорослый). Еще в юных летах он оставил мир и ушел с братом своим Даниилом в скитскую Египетскую пустыню. Сначала он и брат его Даниил жили среди подвигов в полном уединении, но потом он сознал, что при его пылком и страстном характере строгое подвижничество может быть осуществлено лишь при строгом руководстве других, более опытных подвижников — старцев. К такому сознанию необходимости для себя строгого и опытного руководителя он был приведен следующим событием вскоре же после его прихода с братом в пустыню. Однажды он совершенно неожиданно сказал своему брату-сподвижнику:
   — Не хочу я более ни о чем заботиться, но хочу жить в пустыне без печали, как ангел.
   Сказав это, он снял с себя свои одежды и вышел из кельи. Ночью случился сильный мороз: обнаженный Иоанн долго боролся со стужей, наконец, будучи не в силах более переносить ее, решился возвратиться обратно в свою келью.
   — Кто здесь? — раздался из нее голос Даниила, когда замерзающий Иоанн постучался в дверь.
   — Я, брат твой, — я не могу более переносить мороза и возвратился сюда, чтобы послужить тебе, — отвечал ему Иоанн.
   — Уйди, демон, — возразил Даниил, — и не соблазняй меня, Ангел о теле своем не заботится и пищи не требует.
   Тут понял преподобный Иоанн, что слишком понадеялся на свои еще не окрепшие в борьбе со страданиями и искушениями силы, понял свою ошибку и горько зарыдал о ней. Тогда Даниил отворил пред ним дверь кельи и сказал:
   — Брат мой, так как ты имеешь плоть, то и должен страдать ради одежды и плоти.
   После такого вразумления он вскоре оставил Даниила и отправился к некоему старцу Пимену (Пимен Великий или Памво; память 27 августа). Он желал воспитать в себе твердую волю, готовую на всякие подвиги, никогда не оставляющую раз избранный путь, между тем преподобный Пимен и был известен именно твердостью и непреклонностью своей воли. Отречение преподобного Пимена от мира было так безпредельно, что он отказался от свидания даже со своей матерью, пришедшей в скит навестить его. К такому-то старцу с твердым характером и направился еще не установившийся окончательно в неуклонном следовании избираемым подвигам, нетерпеливый, страстный и пылкий Иоанн.
    Придя к нему, Иоанн дал обещание повиноваться ему во всем, чего бы только тот от него ни потребовал. Преподобный Пимен, желая испытать его терпение, заставил его поливать совершенно сухое дерево, и он три года трудился над поливкой этого дерева, хотя оно уже настолько было сухо, что труд его для всех должен был казаться совершенно напрасным. Но на самом деле труд и терпение преподобного Иоанна не остались напрасными: спустя три года иссохшее дерево покрылось пышной зеленью и дало обильные плоды. От всех, бывших свидетелями чуда, дерево то было названо «древом послушания». Придя к преподобному Пимену с пылкой душой, преподобный Иоанн приобрел у него кротость и смирение агнца. Раз сказал ему один брат:
   — У тебя злое сердце.
   — Это правда, — с кротостью отвечал ему Иоанн, — и даже более злое, чем ты думаешь.
   Так умел он кротко переносить обиды.

   Живя сначала под чужим руководством, преподобный Иоанн впоследствии и сам приобрел способность мудро руководить другими. Господь судил ему быть руководителем и наставником преподобного Арсения Великого (память 27 августа), впоследствии так же, как и он, прославившегося великими подвигами. Этот Арсений, патриций по происхождению, прибыл в пустыню прямо от императорского двора, где он был наставником детей императора Феодосия Великого: Гонория и Аркадия. Оставив двор, где его окружали великие почести, он, будучи сравнительно еще молодым (ему было тогда около сорока лет), но уже духовно-опытным подвижником, решил для продолжения своего духовного развития и дальнейшего совершенствования отдать свою волю в безусловное распоряжение преподобного Иоанна. Некоторым из братий на первых порах казалось странным, что муж столь высокообразованный и столь знатного происхождения пришел для своего дальнейшего просвещения к простым и неученым старцам. Один из братий не мог скрыть своего любопытства и спросил его однажды:
   — Как это ты, изучивший греческие и римские науки, просишь наставления у простого и непросвещенного старца?
   — Правда, что я владею научным образованием, — отвечал Арсений, — но я не знаю даже азбуки того, что знает этот простой и неученый человек, потому что (пояснил он) смирение есть начало всех добродетелей, как азбука — начало книжного бытия.
   Так ценил он смирение, процветавшее в обители некогда пылкого и горделивого Иоанна. Лишь после нескольких лет совместной подвижнической жизни, когда Арсений услышал таинственный голос, призывавший его бежать от людей и пребывать в молчании, потому что «молчание есть корень безгрешности», преподобный Иоанн благословил его оставить сожительство и предаться полному уединению и безмолвию в пустыне. Но сильная любовь к своему смиренному наставнику и всем его ученикам заставляли его не раз оставлять свое пустынное уединение и вновь возвращаться на некоторое время в обитель.

   Ревнуя о своем спасении, преподобный Иоанн с равным же усердием заботился и о спасении других. В городе Александрии в его время жила некая девица Таисия. Воспитанная благочестивыми родителями, она по смерти их все доставшееся ей состояние употребила на дела благотворительности. Скитские старцы, среди которых жил преподобный Иоанн, приходя в город, не раз находили себе приют в ее доме. И вдруг до старцев дошли слухи, что Таисия давно уже прожила свое состояние и теперь, будучи не в силах бороться с бедностью, обратила свою красоту и молодость в источник средств для своего содержания. Сильно скорбели старцы, узнав о таком падении добродетельной Таисии, и решили, наконец, сделать попытку к отвлечению сироты от ее погибельного заблуждения. Это трудное дело они решили возложить на преподобного Иоанна.
   — Бог дал тебе мудрость, — обратились они к нему, — между тем до нас дошли слухи, что столько благотворившая нам сестра Таисия живет очень дурно. Потрудись, авва, побывай у нее и поговори с ней, не придет ли она после твоих речей в себя.
   Помолился преподобный Иоанн и вскоре же отправился в путь. Он знал, что медлить в таком деле нельзя. С каждым часом Таисия могла опускаться в глубину все большего и большего падения. Вот он и перед домом Таисии, но теперь уже вход в него для старцев закрыт. Как раньше в него входили все, желавшие что-либо вынести из него на нужды свои, так теперь, наоборот, входили в него только те, которые несли с собой деньги и сокровища. Старец кротко обратился к прислужнице с просьбой доложить госпоже о его приходе. Но при перемене в настроенности госпожи произошла перемена и в ее прислужницах. Грубая служанка, зная, что у смиренного старца ничего не может быть общего с ее госпожой, отвечала сильной бранью на его просьбу. С кротостью принял ее брань преподобный старец и вновь повторил свою просьбу, только с таким добавлением:
   — Скажи еще госпоже своей, что я могу достать ей драгоценные вещи.
   Тогда прислужница решилась доложить о нем госпоже.
   — Пусть войдет, — сказала Таисия, — иноки ходят по берегам моря, и им иногда действительно попадаются драгоценные раковины и каменья.
   Вошел преподобный Иоанн к Таисии, сел около нее, вздохнул тяжело и заплакал.
   — О чем ты плачешь? — удивилась Таисия.
   — Что отвратило тебя от Иисуса Христа, Жениха Безсмертного? Зачем ты забыла о Его чертоге и грязнишь себя нечистыми делами? — спросил ее преподобный.
   И вдруг вспомнился несчастной женщине давно забытый ею Христос, любить Которого в детстве учили ее покойные родители. Слова старца Божия, как огонь, сожгли все плевелы, заглушившие добрые семена, давно посеянные в ее сердце. Искреннее раскаяние быстро охватило и потрясло все ее существо.
   — Отец! Отец! Скажи мне: есть ли прощение для подобных мне? — воскликнула она в страшном исступлении.
   — Есть, — отвечал старец. — Спаситель всегда ждет и прощает тех, кто истинно раскаивается. Покайся, и возрадуются о тебе все Ангелы на небесах!
   — Веди же, веди меня прочь от этого места, веди куда хочешь, только укажи мне место, удобное для покаяния, — просила старца Таисия.
   Она ушла с ним из своего оскверненного грехами многих дней дома, не сделав решительно никаких распоряжений относительно своего незаконно нажитого состояния. Она вся горела пламенным желанием никогда не вступать более на избранный было скользкий и безпечный путь жизни. Дивился преподобный Иоанн чудному действию Божией Благодати и, прославляя Всемогущего и Милосердного Господа, вел свою Пятницу все далее и далее в пустынные места, вдаль от греховного города, где она едва не погубила себя. Настала ночь. Утомленной путнице преподобный сделал из песка изголовье и сказал: «Отдохни теперь». Перекрестив ее, он отошел от нее и после обычных вечерних молитв предался и сам ночному отдыху. И видит старец во сне то место, где он оставил Таисию: окружено оно необычайным сиянием, восходящим до самых небес, и вот небесный Ангел среди этого сияния возносит ее истерзанную душу к Самому Господу. Как только пробудился старец ото сна, тотчас же поспешил к тому месту, где оставил Таисию, и, достигнув его, действительно нашел ее уже мертвой.
   — Один час искреннего покаяния грешницы удовлетворил Милосердного Судию и возвратил заблудшее дитя к ее Любвеобильному Отцу, — изрек преподобный и, пробыв до рассвета в молитвах, утром похоронил тело блаженной Таисии. Возвратившись в обитель, он великую радость доставил всем инокам своим рассказом о чудном раскаянии и прославлении известной им всем Таисии.
   
   Преподобный Иоанн Колов известен еще и как писатель. Помимо многих изречений его, записанных другими иноками, от него осталось подробное и прекрасное описание жития преподобного Паисия (Паисий Великий; память 19 июня), составленное им, как он сам выражается, «для общей пользы». Этого Паисия, совратившегося с доброго пути, преподобный Иоанн успел так убедить, что то, внезапно и безвозвратно отступившись от всего своего состояния, провел остальную свою жизнь в покаянии в дикой пустыне. Передав в житии о многих чудесах, совершенных преподобным Паисием, преподобный Иоанн счел нужным сделать от себя такое замечание:
   — Да не усомнятся, слыша о нем славное и сверхъестественное, и да не подумают, что я что-либо прибавил от себя для большей чести любезного мне отца. Он выше всякой человеческой чести и не требует от низших хваления, ибо похваляем в высших от святых Ангелов. Я рассказываю для пользы слушающих и желающих подражать его добродетелям; я передаю только то, что видел своими глазами и слышал своими ушами.
Это краткое замечание хорошо выясняет личность преподобного Иоанна как писателя.

   Время блаженной кончины преподобного Иоанна в точности не установлено. Приблизительно относят то к 422 году, то к 430-му. Что касается места, где она совершилась, то им была пустыня близ Кольцума, или нынешнего Суэца. Святые мощи его находятся в церкви святого мученика Мины в Египте. Имя его, как древнего подвижника благочестия, известно и за пределами Православной Церкви.
   +   +   +

   Авва Иоанн Колов говорил:
   «Если царь захочет взять неприятельский город: то прежде всего пресекает подвоз в него съестных припасов; граждане, будучи утеснены голодом и чтоб не погибнуть от голода, покоряются. То же бывает с плотскими вожделениями: если человек будет проводить жительство в посте и голоде, — вожделения изнемогают в душе его.»
   «Врата Божии — смирение. Отцы наши из среды многих уничижений вошли, радуясь, в храм Божий.»
   «Я подобен человеку, который сидит под высоким деревом и видит, что приближается к нему множество зверей и змей; если он не может противостать им, то взлезает на дерево и спасается. Так и я, безмолвствуя в келлии моей, вижу злые помыслы, восстающие на меня; когда не могу противостать им, — прибегаю к Богу молитвою и спасаюсь.»
   «Смиренномудрие и страх Божий выше всех добродетелей.»
   «Оставив легкое бремя, т.е. самоукорение, мы возложили на себя тяжелое — самооправдание.»
   «Безмолвствовать в келлии, упражняясь в непрестанной памяти Божией — то же, что быть заключенным в темнице. К такому жительству может быть отнесено изречение: в темнице бых, посетисте Мене (Мф.25:36).»
   «Тому, кто имеет умную молитву, должно постепенно возвращаться к ней после того, как случится подвергнуться развлечению.»
   «Невозможно выстроить здания, начиная строить с крыши и продолжая постройку к низу; но должно строить, начиная с основания и подымаясь к верху. Что должно разуметь здесь под основанием? Основание — ближний, когда пользуем и приобретаем его: потому что на нем основаны все заповеди Христовы.»
   «Кто крепче льва? Но и он из-за чрева своего попадает в сеть; тогда вся сила его не служит ни к чему.»
   «Отцы наши употребляли в пищу хлеб и соль. Они говорили: не попустим себе насыщения хлебом и солию. По этой причине они были сильны на дело Божие.»
   «Почтим Единого, и все будут почитать нас. Если же мы презрим этого Единого, т.е. Бога: то нас презрят все, и мы погибнем.»
   «Диавол начал уязвлять Иова во-первых с имения его. Когда увидел, что Иов не предался печали и не отлучился от Бога, то вторую язву нанес уже на тело. Но доблестный страстотерпец не согрешил даже словом уст своих — он имел Божественное сокровище внутри себя и по причине его непрестающее радование.»
   «Некоторый духовный старец жил в затворе и был знаменит в городе и в окрестности имел великую славу. Ему было открыто: один из святых приблизился к кончине: поди, простись с ним прежде его отшествия. Старец сказал сам в себе: если я пойду днем, то стечется ко мне народ и окажет мне великую почесть: лучше пойду вечером; тьма скроет меня от всех. При наступлении вечера, с намерением утаиться, он вышел из келлии, — и вот! Явились два Ангела с пылающими светильниками, посланные от Бога, чтоб освещать путь старцу. Сбежался весь город на это зрелище. Сколько думал старец избежать славы, столько был прославлен! исполнились над ним слова Писания: всяк смиряяй себе вознесется (Лк.14:11).»
   «Хотя мы — иноки и очень уничижены пред человеками, но имеем упование, что Бог почтит нас.»
   «Однажды я шел по скитской дороге с своим рукоделием. Встретившись с хозяином верблюдов и вступив в разговор с ним, я заметил, что словами его могу быть приведен в гнев, — и немедленно бежал, оставив тут и корзины мои.»
   «Если человек имеет в душе своей залог Божественный, то может безмолвствовать в келлии своей. Также может пребывать безвыходно в келлии и тот, кто, не имея Божественного залога, имеет залог мира сего. Не может пребывать в келлии не имеющий ни Божия залога, ни залога мира сего.»
   «Желаю, чтоб человек был причастником всех добродетелей. Ежедневно, вставая рано утром, полагай начало всякой добродетели, и сохраняй заповеди Божии с великим терпением, со страхом Божиим и долготерпением, в любви Божией, с великим тщанием по душе и телу, со многим смирением, в постоянном сокрушении сердца, во многих молитвах и молениях, соединенных с воздыханиями, в чистоте, в обуздании языка и очей, в безгневном терпении оскорблений, в мире душевном, не воздавая злом за зло, в невнимании порокам других, в непревозношении собою, но в признании себя худшим из всех творений, в отречении от всего плотского и от всех жительствующих по плоти, в распятии, в борьбе с греховными начинаниями, в смирении духа, в благом произволении и в воздержании духовном, в посте, в плаче, в духовном рассуждении, в целомудрии, в настроении сердца благостию ко всем и в безмолвии, в труде рукоделия, в ночных бдениях, в алчбе и жажде, в холоде и наготе, в подвиге, в затворе, как бы во гробе, как бы уже умерший или ожидающий ежедневно смерти.»
+   +   +

   «В некотором расстоянии от кельи, где жили преподобный старец Пимен и послушник его преподобный Иоанн, было кладбище. Там жила лютая геенна, умерщвлявшая человеков и скотов. Старец сказал Иоанну: на кладбище я видел помет геенны: поди принеси его сюда. Иоанн сказал на это: а что мне сделать, если геенна нападет на меня? Старец, улыбнувшись, отвечал: если геенна нападет на тебя, то свяжи ее и приведи сюда. Вечером Иоанн пошел на кладбище; геенна напала на него. Он, по повелению старца, бросился, чтоб схватить ее; но она побежала от него. Иоанн погнался за нею, крича: остановись! отец мой повелел связать тебя. Она остановилась; Иоанн связал ее. Между тем старец сидел, ждал ученика. И вот! идет Иоанн, ведет за собою связанную геенну. Старец, увидев это, удивился; желая же смирить ученика и предохранить от превозношения, взял жезл и начал бить Иоанна, говоря: глупый; собаку ли ты привел сюда? Старец развязал геенну и отпустил ее.»
   «Авва Пимен поведал о авве Иоанне Колове следующее. Он умолил Бога, и отъяты были у него страстные вожделения. Он ощутил ненарушимое спокойствие. Тогда он пришел к некоторому отцу и сказал ему: вижу себя спокойным, не имеющим никакой брани. Старец отвечал ему: иди и умоли Бога, чтоб возвратились брани и то сокрушение сердца и смирение, которые ты имел прежде: по причине браней душа приходит в преуспеяние. Иоанн испросил у Бога возвращения браней, и когда пришли брани, то он уже не молился об освобождении от брани, но говорил: Господи! даруй мне терпение в брани.»
   «Поведали об авве Иоанне: Когда он возвращался с жатвы: то ходил сперва к старцам для молитвы и назидания; потом упражнялся в псалмопении; после этого переходил уже к молитве. Такую постепенность в занятиях находил он нужною для приведения ума в то состояние, в котором он находился до выхода из келлии.»
   «Однажды некоторые из братий пришли испытать авву Иоанна Колова, зная о нем, что он не попускал себе развлечения и не говорил ни о чем житейском. Они сказали ему: этого лета был обильный дождь; пальмовые деревья напоены и дадут много ветвей; братия получат в большом количестве вещество для рукоделия. Авва Иоанн отвечал: подобным образом, когда Святой Дух низойдет в сердца святых, — они обновляются и пускают леторосли в страх Божий.»
   «Поведали о нем, что он однажды сшивал две корзины веревкою. Он уже сшил одну корзину; но приметил это только тогда, когда, работая, прикоснулся к стене: потому что ум его был в духовном видении, производимом благодатною умною молитвою.»
   «Однажды авва Иоанн сидел у церкви. Братия окружили его и вопрошали о своих помыслах. Увидел это один из старцев и, побежденный завистию, сказал ему: Иоанн! чаша твоя преисполнена чарования. Иоанн отвечал: точно так, авва! И ты сказал это, видя одно внешнее: что сказал бы ты, если бы увидел внутреннее?»
   «Состояние души, желающей приносить покаяние, авва Иоанн изображал следующею притчею: В некотором городе была красавица — блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: обещайся жить целомудренно, и я согласен, чтоб ты была моею супругою. Она обещалась. Князь женился на ней и взял ее в свой дом. Узнав об этом, прежние любовники ее совещались между собою так: такой-то князь женился на ней и взял ее в свой дом. Если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке. Вот что сделаем: пойдем сзади дома и свиснем ей. Она узнает наш свист и выйдет к нам: тогда уже мы не будем виноваты. Так и сделали. Но она, услышав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собою двери. Авва объяснял притчу так: блудница — душа; ее любовники — страсти; князь — Христос; внутренняя комната — вечная обитель; свистящие любовники — демоны. Если душа будет постоянно прибегать к Богу: то демоны и страсти, убоявшись, удалятся от нее.»
   «Спросили авву Иоанна Колова: что значит инок? Он отвечал: понуждение себя на всякую заповедь Божию составляет отличительную черту инока. Жительствующий так — инок.»
   «Однажды авва Иоанн шел из Скита с другими братиями. Была ночь, и проводник их сбился с пути. Братия сказали авве Иоанну: авва! что делать нам? брат сбился с пути: как бы нам не умереть, блуждая! Старец отвечал: если скажем ему об этом, — он опечалится и будет стыдиться нас. Вот что сделаем: я скажусь больным, и откажусь от дальнейшего путешествия, а останусь здесь до утра. Он сделал так. Сказали и прочие: и мы не пойдем далее, но побудем при тебе. Они просидели на месте до утра и брата не обличили.»
   «Был в Скиту некоторый старец, сильный в телесном подвиге, но не сведущий в рассматривании помыслов. Он пошел к авве Иоанну Колову попросить его о недуге забвения. Выслушав учение об этом предмете, старец возвратился в свою келлию и забыл сказанное ему аввою Иоанном. Опять пошел он к авве, спросил его о том же, выслушал то же учение, возвратился в свою хижину, и опять забыл сказанное ему. Таким образом много раз ходил он к Иоанну и каждый раз, по возвращении в келлию, побеждаем был забвением. После этого, увидевшись с старцем, он сказал ему: знаешь ли, авва? я опять забыл, что говорил ты мне; но чтоб не беспокоить тебя, я уже не приходил к тебе. Тогда авва Иоанн сказал ему: зажги свечу; он зажег. Авва Иоанн сказал: принеси еще других свеч и зажги от нее. Когда старец сделал это, авва Иоанн спросил его: убавился ли свет первой свечи от того, что ею зажжены многие свечи? Старец отвечал: нет. Иоанн сказал на это: подобен первой свече Иоанн: если и весь Скит обратится ко мне, то не умалит благодати Христовой. Приходи ко мне, когда хочешь, без всякого сомнения. За терпение обоих Бог отъял забвение от сердца старцева. — Таков был образ действования скитских отцов: они споспешествовали преуспеянию тех, которые стремились к нему и понуждали себя к добродетели.»
   «Брат спросил авву Иоанна: что мне делать? часто приходит ко мне один из братии и берет меня на работу, а я грешен и силами телесными немощен: это обстоятельство поставляет меня в затруднительное положение. Как мне поступать в этих случаях, чтоб не нарушить заповеди? Старец дал ему следующий ответ: Халев сказал Иисусу Навину: четыредести бых лет, егда Моисей, раб Господень, из пустыни посла мя и тебе в землю сию, и ныне се ми днесь осмьдесят и пять лет. Как тогда, тако и ныне могу входити и исходити на брань (Нав.14:7-11). Так и ты, если в силах входить и выходить, — выходи; если же не можешь так поступать, — сиди в келлии твоей и оплакивай грехи твои. Когда будут заставать тебя плачущим, то не будут понуждать к выходам.»
   «Некоторый старец пришел в келлию аввы Иоанна и застал его спящим. Ангел стоял близ его и веял над ним. Старец увидел это и ушел. Когда авва встал, то спросил ученика своего: не приходил ли сюда кто в то время, как я спал? Ученик отвечал: приходил такой-то старец. И уразумел авва Иоанн, что этот старец равен ему по духовному преуспеянию и что он видел ангела.»
   «Некоторый из отцов сказал об авве Иоанне: кто подобен Иоанну, который смирением своим повесил весь Скит на малом персте своем?»
   «Однажды авва Иоанн сидел в Скиту. Братия, обступив его, вопрошали его о помыслах своих. Увидел это один из старцев, и побежденный завистию, сказал ему: Иоанн! ты подобен блуднице, которая украшает себя и умножает число любовников своих. Иоанн обнял его и сказал: истину говоришь, отец мой.»
   «Один из учеников аввы Иоанна спросил его: не возмущаешься ли ты в душе твоей? Старец отвечал: нет! и в душе я таков, каков по наружному поведению.»
   «Авва Иоанн был духом горящий (Рим.12:11). Некоторый брат, пришедши к нему, похвалил его рукоделие. Авва, занимавшийся в то время плетением веревки, промолчал. Посетитель повторил похвалу. Авва опять промолчал. И в третий раз пришедший брат похвалил рукоделие. Тогда авва сказал ему: приходом твоим ты удалил Бога от меня.»
   «Авва Иоанн сделал вопрос: кто продал Иосифа? Один из монахов отвечал: братия его. Старец возразил: не братия, а смирение. Он мог бы объявить, что он брат их, и воспротивиться продаже. Но он умолчал, и продало его смирение; потом оно же сделало его обладателем Египта.»
   «Однажды авва Иоанн находился в церкви, и вздохнул, не заметив, что брат стоял сзади его. Увидев его, Иоанн поклонился ему, сказав: прости меня, авва! я еще не обучен монашеским правилам.»
   «Однажды, во время жатвы, авва Иоанн, услышав, что один брат говорит гневно и скорбно с ближним своим, — оставил жатву и поспешно удалился.»
   «Сказывали о авве Иоанне, что он, пришедши в церковь Скита и услышав там, что некоторые из братий спорили между собою, возвратился к келлии своей, обошел ее три раза, и после этого взошел уже в нее. Видели это некоторые из братий и спросили его: почему он поступил так. Он отвечал: мой слух был запечатлен словами спора: я прохаживался, чтоб очиститься, и уже в безмолвии сердца взойти в келлию.»
   «Однажды брат пришел в келлию аввы Иоанна Колова для духовной беседы. Когда настал вечер, — брат хотел возвратиться. Но душеполезная беседа продолжилась, и незаметно для них наступило утро. Авва встал, чтоб проводить брата; но беседа продлилась до шестого часа. Авва ввел опять брата в келлию; они разделили трапезу; после нее брат ушел.»
   «Сказывали о авве Иоанне, что плату, получаемую им за жатву, он приносил в Скит, говоря: мои вдовицы и сироты — все в Скиту.»
   «Авва Иоанн Колов был в великом преуспеянии умной молитвы и переходил от нее в состояние духовного видения. Однажды брат пришел к нему взять корзины. Он вышел к нему и сказал: брат! чего ты хочешь? Брат отвечал: мне нужны корзины, авва. Старец вошел в келлию, чтоб вынести корзины, и, забыв о них, сидел. Брат опять постучался, и когда старец вышел, то напомнил ему о корзинах. Старец взошел в келлию, и опять сидел, забыв о корзинах. Брат постучался в третий раз. Старец вышел к нему и говорит: чего хочешь ты, брат? Брат отвечал: корзин, авва. Старец взял его за руку, ввел в келлию, сказав: если тебе нужны корзины, — возьми и иди! мне недосуг.»
   «Однажды хозяин верблюдов пришел к авве Иоанну, чтоб взять его корзины и увезти их, куда следовало по назначению. Авва взошел в келлию, чтоб вынести ему корзины, и взяв одну корзину, забылся, потому что ум его был восхищен к Богу. Хозяин верблюдов опять обеспокоил его, постучавшись в двери. Авва вышел к нему; но, возвратясь в келлию, опять забылся. Хозяин верблюдов постучался в третий раз. Авва вышел к нему, и возвращаясь в келлию, твердил: корзины — верблюд, корзины — верблюд. Твердил он это, чтоб снова не забыться.»
   «Поведали о нем: От необыкновенного соединения с Богом умною молитвою, он не оставил ее и тогда, не поколебался, когда однажды диавол, приняв образ змея, обвился около его тела, пожирал его плоть и выкидывал ее ему на лицо.»
   «Однажды в Скиту несколько старцев вкушали вместе пищу. В числе их был и авва Иоанн Колов. Некоторый пресвитер, муж великой святости, встал, чтоб подать трапезовавшим по чаше воды. Но из уважения к пресвитеру никто не согласился принять от него, кроме Иоанна Колова. Старцы удивились и сказали ему: как ты, меньший всех, осмелился принять услужение от пресвитера? Он отвечал: когда я встаю подавать чашу, то радуюсь, если все примут ее, как получающий большую мзду (Мф.10:42; Мк.9:41): по этой же причине теперь и я принял чашу, желая доставить ближнему мзду. Как бы он не огорчился, если бы никто не принял от него.»
   «Можно с достоверностию предполагать, что преподобный Кассиан Римлянин в следующих двух повестях говорит о Иоанне Колове: Авва Иоанн, настоятель великого общежития и многочисленного братства, посетил авву Паисия, проведшего сорок лет в отдаленнейшей пустыне. Находясь с Паисием в ближайших отношениях, Иоанн спросил у него, как у прежнего товарища своего по монашескому новоначалию, что особенное исполнил он, пользуясь уединением пустыни, в течении столь продолжительного времени, не тревожимый никем из братий? Авва Паисий отвечал: солнце не видело меня ядущим. А меня гневающимся, сказал на это Иоанн.»
   «Когда авва Иоанн отходил из этой жизни, отходил в радости, как бы возвращаясь на родину, — смятенные братия окружили одр его. Они начали убедительно просить его, чтоб он в духовное наследство оставил им какое-либо особенно важное наставление, которое споспешествовало бы им к удобнейшему достижению христианского совершенства. Он воздохнул и сказал: никогда я не исполнял моей воли и никого не учил тому, чего сам прежде не сделал.»
[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:


Крайне опасно: о смертельной игре «Раскроши-голову челлендж»«Российских родителей предупредили о смертельной игре школьников» - материал с таким заголовком появился 21 февраля 2020 года на РИА URA.RU. Там же размещено ошеломляющее видео телеканала «Россия 24» с подробным рассказом о новом страшном феномене. «"В Израиль пришла смертельная игра, она сейчас распространяется по всему миру, подсекают под ноги, если ребенок не знает, как падать, ударяется головой”, - пишут родители. Родителей призывают показать видео детям...

Требуем отклонить законопроект о «Реестре населения» и защитить персональные данные граждан в Конституции!19 февраля Государственная Дума перенесла рассмотрение во втором чтении опаснейшего законопроекта № 759897-7 «О едином федеральном информационном ресурсе, содержащем сведения о населении РФ» https://sozd.duma.gov.ru/bill/759897-7. Эксперты Общественного уполномоченного по защите семьи и Комитета по защите персональных данных разработали проект обращения к депутатам о снятии данного законопроекта с рассмотрения.

Электронный вид паспортов не решает проблем, а создает ихИздающийся в Сан-Франциско и Лондоне авторитетный международный журнал Wired («Подключенный»), который пишет о влиянии компьютерных технологий на политику, экономику и культуру, опубликовал 5 февраля 2020 года горячую статью «Электронные паспорта умножают проблемы, а не решают их» с не менее громким подзаголовком: «Национальные программы выдачи электронных паспортов с биометрическими данными угрожают отрезать от общества...

Сближение с Ватиканом может привести к катастрофе Церкви и РоссииРастущая обеспокоенность и даже открытые возмущения православных Русской Церкви по поводу сближения Московской Патриархии с Ватиканом имеют серьезные основания. Гаванская встреча Патриарха Кирилла с папой римским Францисском, приведшая к весьма негативным последствиям внутри нашей Церкви, получила весьма печальное продолжение, выразившееся в углубляющемся экуменическом диалоге с католиками. 

Календарь

«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 

Февраль 2020 (45)
Январь 2020 (107)
Декабрь 2019 (133)
Ноябрь 2019 (143)
Октябрь 2019 (143)
Сентябрь 2019 (136)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Почто гордится земля и пепел? Слово во Вселенскую мясопустную родительскую субботу
Мы не начинаем, а продолжаем давно начатый ряд людей, которых гордость житейская заставляла забывать, что они — земля и пепел. Задолго прежде нас жили и гордились тысячи тысяч таких же неразумных мечтателей, как мы. Задолго прежде нашего времени повторялась наша история: красота искала первенства, внимания и даже нечестиваго поклонения; знатность рода посягала на права, принадлежащия заслугам и доблестям; богатство подавляло ум и совесть; честь и слава лили кровь рекою; сан и достоинство выходили за пределы требований человеческих; мудрость не находила себе цены, и в безумии призывала на суд свой Премудрость божественную… 

Откровенные атаки на Православие: Национальный молитвенный завтрак в Вашингтоне стал бенефисом антирусских сил8 января в Вашингтоне состоялось важное политическое мероприятие, традиционно прикрытое елейными лозунгами защиты «свобод» и «прав человека». В данном случае разговор официально шел о поддержке властями США религии и благотворительности, но реальная суть, как обычно, свелась к «мы считаем, что у вас мало демократии, и потому к вам вылетят наши бомбардировщики». Речь идет о так называемом «Национальном молитвенном завтраке», куда правительство США для обсуждения религиозных вопросов собрало до четырех тысяч различных влиятельных представителей политических и религиозных кругов разных стран – от премьер-министров до лидеров сект...

«Живите по совести»: в день преставления архимандрита Кирилла (Павлова)20 февраля 2017 года почил духоносный старец, насельник Троице-Сергиевой Лавры, участник Великой Отечественной войны, архимандрит Кирилл (Павлов). Чудом оставшийся в живых, он после Великой Победы 1945-го пришел в Лавру и провел здесь более 60 лет. В монашество он был пострижен в честь Кирилла Белоезерского, верного ученика преподобного Сергия Радонежского, который удалился на Север и там построил новую обитель, мощнейшую духовно-оборонительную крепость Руси. Точно такую же духовную крепость оставил на земле и отец Кирилл Павлов. Среди множества его учеников и духовных чад...

© Русь-Фронт
Православие в России