FAIL (the browser should render some flash content, not this).
Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

(31-12-2017, 00:00)

Промыслом Божиим: о путешествии к чудотворной иконе Богородицы, носящей во чреве Христа

Промыслом Божиим: о путешествии к чудотворной иконе Богородицы, носящей во чреве Христа.Пять утра. Телефон разрывается. Это значит, что в городе Барнауле кто-то из моих близких уже проснулся, позавтракал, пришёл на работу и решил, что самое время сообщить мне последние новости или просто поболтать. Трубку я беру всегда: всё равно разбудили, да и мало ли что там у них случилось.

— Алло (сиплым голосом).
— Ты спишь, что ли?!
— Пять утра у нас. Действительно, чего это я сплю...
— Ой, точно! Извини, у нас же +04:00 к вашему времени...

И дальше без переходов и преамбул начинается выпуск последних алтайских новостей. Дело уже привычное, и я давно не злюсь на будителей. Родня. Куда деваться.

Попытки не брать трубку или отключать звук ни к чему не приводят. Потому что если телефон отключён, мне никто не звонит. Мистическая связь с моей трубкой позволяет близким чётко определять, когда последняя находится в рабочем состоянии.

***

Тем памятным утром бодрые звуки рингтона «Шоу маст гоу он» начали терзать мою опочивальню с четырёх часов. Двумя руками поднимаю веки, смотрю на экран: Катька. Школьная моя подруга. Учитывая, что мы с ней созваниваемся «через день да каждый день», ранний звонок меня насторожил, но не разбудил. Подождёт, не маленькая. Совесть надо иметь — будить подругу в такую рань.

Сбрасываю вызов, пытаюсь досмотреть утренний сон, да не тут-то было. На экране высвечивается сообщение: «Перезвони срочно, у меня беда».

Набираю, само собой, тут же.

— Кать, что случилось?!

Молчание.

— Катя! Что?!

В трубке какой-то хрип.

— Зотова, если тебя ещё не убили, я приеду и добью тебя сама! Что?!!
— Он умер, Ульян, он умер...
— Да кто, Кать, кто?!
— Ребёнок умер.
— Господи, чей?! Мой? (У Катьки детей нет.)
— Дура... Мой ребёнок умер. Всё...

И тихий вой — такой, будто подругу мою душат подушкой.

Тут я понимаю, что либо Катерина как-то ловко за сутки успела сойти с ума, либо я чего-то не знаю.

— Катя, пожалуйста, скажи мне, где ты? (Ещё остаётся надежда, что корпоратив какой вчера был, человек хорошо провёл время, вот и привиделось. Мало ли: дело-то житейское...)
— Я в больнице, Ульян.
— Да в какой?! В скорбный дом тебя, что ль, свезли? Ты можешь хоть что-нибудь внятно объяснить?!
— Я не хотела никому говорить, боялась сама себя сглазить. Уль, я была беременна, пять месяцев уже. Всё было хорошо, а вчера он умер... Замер. Всё.

Катька много лет неистово боролась с бесплодием, отдавая этому всю душу и содержимое кошелька. Все круги гинекологического ада к этому времени она прошла не один раз, и, честно говоря, я думала, что тему эту она для себя закрыла, потому что давненько не слышно было от неё историй про бесконечные госпитализации, приёмы гормонов и цены на ЭКО.

— Кать, не плачь... Кать! (Господи, что говорить-то в такой ситуации? Как утешить?)
— Чем, Ульян, чем я хуже других? Чем я Бога так прогневила? Почему Он мне дал эту радость, а потом отнял? Ребёнок уже толкался, я и имя придумала, любила его больше жизни... Почему?!
— Кать... Это не ты. Кать, ты не виновата...
— А кто?!
— Катя...
— Кто?! Кто меня проклял?!
— Да мужики, мужики виноваты. Слабые они все, больные — ни замуж выйти, ни зачать. (Боже, что я несу!) Кать, ты бросай всё и срочно приезжай ко мне, поедем в Грузию, вдвоём. (Какая Грузия?! Зачем? Отродясь там не была...)
— Меньшикова, я понимаю, что у тебя четыре утра и ты плохо соображаешь, но причём тут Грузия? И мужики...
— Кать, там тепло ещё сейчас. Солнце, фрукты, вино и хачапури... (На что я туда поеду? Только из отпуска, первая рабочая неделя.)
— Мать, ты чокнутая. Пока. Перезвоню.

Через две недели Катька уже была у меня, и поезд «Москва-Владикавказ» мчал нас навстречу Военно-Грузинской дороге, чахохбили и хванчкаре.

***

Ехать — не близко. В дороге решили виртуально изучить туристические тропы Грузии, не ограничивая себя гастрономическим туризмом. Катя уже немного отошла, конечно, но... Женщине, так жаждущей материнства и потерявшей ребёнка, никакой «переменой мест» рану не зашьёшь. Поэтому я изо всех сил, суетясь, пыталась занять наше с ней время — чтобы отвлечь, чтобы не думала о своей беде.

Мы обсуждали всевозможные маршруты, рассчитывая, как уложиться в то время, которым располагаем, и по максимуму успеть везде. Безостановочно распивали чаи, ели и старательно делали вид, что ничего не произошло. Что мы просто весёлые туристки, которые вот так запросто сорвались и поехали в тёплые края.

Ранним утром перед Владикавказом выскочили на перрон подышать уже почти горным воздухом и поделиться с местными очень пронырливыми собачками оставшейся с вечерней трапезы «Краковской».

— А что за станция? — наш вагон был последним, и здание вокзала стояло слишком далеко, чтобы разглядеть буквы на фасаде.
— Беслан, — ответила проводница.
— Беслан... — повторила за ней Катя. — Беслан, — и быстро заскочила обратно в вагон.

Я стояла на перроне, смотрела на бодрых бесланских таксистов, зазывающих ехать с ними хоть в Грузию, хоть в Армению. На привычно флиртующих с ними проводниц. На собаку, которая с вопросительным вниманием следила за тем, куда же всё-таки я дену пакет с «Краковской». В то время как память чётко, по кадрам показывала видеоряд того страшного дня, когда в этом городке случилась самая ужасная рукотворная трагедия, расколовшая жизнь на «до» и «после»...

Отдав «Краковскую» изнывающему псу, я тоже зашла в вагон.

Поехали. Катя лежала на своей полке, отвернувшись к стене.

— Кать, давай паковаться, скоро прибываем.
— Да... Сейчас. Ульян, ты представь, ты только представь... Ты его родила, он такой маленький, беззащитный. Потом растёт, пошёл, заговорил. В садике ему деревянным паровозиком по голове стукнули: ты бежишь, заступаешься. Потом вы покупаете рубашку белую, брючки, туфельки — такие маленькие, мужские. Срезаете георгины в палисаднике и идёте в школу. Первый раз в первый класс. И вдруг начинается этот кошмар, в одну минуту... Или он уже большой, десятиклассник, сам идёт на линейку, без тебя, а там... Там всё это происходит. И ты мечешься, кричишь, а тебя не пускают в эту школу...
— Кать... Не надо.
— А потом ты идёшь и ищешь его там. И находишь...
— Катя!!!

Сажусь к ней на полку, и мы начинаем реветь, обнявшись. Подходит проводница. Она всё понимает, но долг превыше всего.

— Бельё сдавайте, подъезжаем.

***

Сумки утрамбованы, бельё и подстаканники сданы, до прибытия пять минут. Беру в руки телефон, захожу в интернет. Страница обновляется, и поисковый запрос выдаёт форум на грузинском языке, где я, естественно, ничего не понимаю. Уже собираюсь обновить поиск, как вдруг глаз цепляется за фото со странным и нечётким изображением. Увеличиваю картинку и понимаю, что это очень необычная икона какой-то святой. Обсуждение под фото идёт бурное, и просто ради интереса начинаю выяснять, что это такое.

Нахожу. Читаю: «Икона беременной Богородицы». Образ найден в одном из женских монастырей Западной Грузии. При ремонте вскрыли пол, под которым оказалось хранилище уникальных икон. Среди прочих обнаружена и эта — Девы Марии, носящей во чреве Христа.

Пытаюсь найти что-то ещё, помимо этой скудной информации, — бесполезно. Ни название монастыря, ни его месторасположение нигде не указано.

Ладно, ищущий да обрящет — добраться бы до компьютера.

— Кать, смотри, что я нашла.
— Кто это?
— На, почитай. Будем искать!
— Уля! Нам туда надо. Срочно. Где это?!
— Найдём, Кать, найдём! Язык до Киева доведёт. Хватай поклажу, выходим!

Мы быстро нашли такси, договорились о цене и помчались в сторону Верхнего Ларса, на границу с Грузией.

Всё. Теперь у нас была цель. Если в самом начале путешествия никакой другой задачи, кроме как «развеяться», не стояло, то теперь всё стало ясно и понятно. Куда, к кому и зачем мы едем. К Божией Матери — за утешением.

Только где и как искать этот образ и этот храм, никто не знал. И всё было против того, чтобы мы его нашли.

Так, почему-то на границе у нас пропал интернет, а название и адрес забронированной гостиницы мы, по-девичьи, не сохранили. По сто раз перезагружали наши смартфоны-айфоны, но те упорно не желали включаться и подключаться к грузинскому интернету. И бедный Важа, который вёз нас из Владикавказа в Тбилиси, поднял на уши весь город, чтобы эту гостиницу найти. На русском, английском и грузинском языках нас допрашивали с пристрастием на предмет хотя бы начала или окончания названия улицы, но тщетно.

И тут после четырёх часов бесплодных поисков Катька вдруг подпрыгивает и вопит:

— Вспомнила, я вспомнила! Астаниани, Астаниани! Улица Астаниани.

Важа и группа поддержки в количестве восемнадцати человек хором отвечают:

— Ваааах! Катя, генацвале, нет такой улицы в Тбилисо!

И только поздним вечером, когда Важа и группа поддержки уже восьмой раз кормили нас обильной грузинской едой, кто-то из Важиных друзей воскликнул:

— Асатиани! Улица Асатиани! (Запомните это название — оно очень важно.)

За пять минут выяснили, что наша гостиница именно там и находится, созвонились с владельцами и через час (надо всё доесть, а то люди обидятся!) наконец-то попали в маленький, до невозможности уютный гостевой дом в самом центре Старого города. С крыши открывался дивный вид, ради которого, собственно, мы и выбрали это место.

Обнимаемся с Важей и всей группой поддержки, неловко пытаемся всучить хоть немного денег (да за бензин, конечно же, за бензин и только!).

— Ээээ, девочки, не надо обижать старого Важу! Вы — наши гости. Какие деньги, уберите... Добро пожаловать в Грузию!

***

И мы пожаловали. Теплейшей звёздной тбилисской ночью я и Катька сидели на крыше отельчика, пили кофе, смотрели на переливающийся огнями город и были счастливы.

А дальше началась самая настоящая девочковая история. Катька — она хоть и после трагедии личной, но ведь женщина. В Грузии конец сентября и начало октября — это не сибирская осень, а подруга моя, не подумавши, ни одного завалященького летнего платья с собой и не захватила. Поэтому три дня, целых три (!) дня мы пытались совместить поиски платья с поисками информации о загадочном монастыре и с туристическими тропами. За тремя зайцами, короче.

Информацию о монастыре нарыли очень и очень скудную. Только название села, рядом с которым он расположен — Дирби. Никто, совсем никто из тех, кого мы встречали на рыночках, в торговых павильонах, в магазинах, ничего не знал ни о Дирби, ни о монастыре.

Честно признаться, меня уже стали раздражать поиски платьишка в ущерб туристическим радостям. Платья-то были, но или цвет не тот, или фасон, или размер... И когда после очередного трёхчасового марш-броска по рынку я уже готова была Катьку придушить (терпеть не могу долго ходить по магазинам и развалам), вдруг вижу на остановке священника в рясе. Бросаюсь к нему со всех ног, очень сумбурно, не успев даже поздороваться, рассказываю всю нашу историю и прошу помочь найти этот никому не ведомый монастырь.

Священник внимательно меня выслушал, ничего не ответил, достал телефон, кому-то позвонил. И пока он говорил, к нам подъехал автомобиль, куда всё ещё разговаривающий по телефону батюшка деликатно нас запихнул, и мы, не сопротивляясь и не задавая вопросов, сели и поехали.

Через пару часов уже стояли у запертых ворот маленького старинного монастыря. Навстречу со связкой ключей вышла сестра Тамара. Открыла храм, впустила туда трясущуюся Катю, а нас с батюшкой отправила любоваться необыкновенной красоты монастырскими розами.

Конечно, чуть погодя мы тоже попали в храм. Сестра Тамара рассказала его историю, как «случайно» был обретён чудотворный образ Пресвятой Богородицы. С благословения игумении подарила нам с Катькой иконы, освящённые пояски, свечи, вино, ладан, а мы только хлопали глазами от такой нечаянной радости...

Мама Георгий (а в Грузии обращение к священнику именно такое — мама) дождался, когда мы, навосхищавшись, намолимся, и повёз нас — нет, не в отель, а к себе в гости, где к нашему приезду уже был готов невероятный, даже по широким кавказским гостеприимным меркам, стол.

Кто мы были ему — две плутающие по городу туристки — чтобы, оставив все дела, сопровождать нас в отнюдь не близкую поездку, а затем озадачить своих родных приёмом незваных гостей?.. Но всё это — уже совсем другая история. И наше застолье, и дальнейшее путешествие в удивительную Армению, куда мы даже и не думали попасть. Обязательно когда-нибудь расскажу об этом — потому что от начала и до конца это было необычайно. Очень необычный туроператор вырвал нас с Катькой из нашего рабочего уже графика и повёл своими путями, не спрашивая нашего на то согласия. И хватило времени, и хватило денег, как ни странно. Всего хватило.

***

Через полтора года у Кати родился отличный мальчишка. При диагнозе бесплодие какой-то там невероятной степени — когда никакие деньги, никакие врачи, никакое ЭКО не могли помочь. Уже без надежды и без веры в чудо.

А фамилия того замечательного батюшки, которого мы случайно встретили у тбилисского рынка, — Асатиани. Как и название той улочки, которую полдня искали, приехав в Тбилисо.

Совпадения? Случайности? Вовсе нет. Но Промысл Божий, который ведёт тебя именно туда, куда нужно, именно в тот момент, когда ты готов отчаяться.

А ведь мы ехали просто «развеяться»...
 
Ульяна Меньшикова
Журнал: "Отрок"
Ранее опубликовано: № 4 (85)
Дата публикации на сайте http://otrok-ua.ru/: 06 Декабрь 2017
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


Трагедия в Запорожье как повод дискредитации действий священника УПЦ МПСоздание негативного образа, недостоверная информация, манипулятивное использование СМИ трагедии в Запорожье, уголовное производство и комментарии Генпрокуратуры стали очевидным подтверждением системной дискриминации УПЦ МП. Гибель ребенка в Запорожье, трагедия родителей были использованы для возбуждения информационной волны против крупнейшей религиозной конфесcии Украины – канонической Украинской Православной Церкви. 

Замуж в 17! Мнение прот. Александра ИльяшенкоВласовец Ильяшенко выдал новый перл мудрости, на этот раз о женщинах. По мнению этого улыбчивого болтуна, советчика Анны Даниловой из правмира, «необходимо сделать нормой ранние браки и деторождения. Девушка в 17 лет спокойно может стать прекрасной мамочкой. Более того, в этом возрасте юная девушка еще не растратила себя, не нахватала различных болезней и инфекций, поэтому вполне может быть хорошей и доброй мамочкой. 

Фигуранты «кремлевского доклада» бегут на поклон в ВашингтонВсех капитулянтов опередил Герман Греф, который через своих представителей давно ведет тайные переговоры с властями США...29 января 2018 года Администрация США должна представить Конгрессу подробный отчет о том, каких высокопоставленных российских чиновников и известных предпринимателей можно считать приближенными к власти в РФ. В подготовке так называемого «кремлевского доклада» в рамках «Закона о противодействии противникам Америки» (CAATSA)...

Падший ангел - хранитель Греции?Хотели, как лучше, а получилось, как у атеиста Ципраса. Так можно охарактеризовать действия властей прибрежного района греческой столицы Палео Фалиро, которые установили на главной набережной района скульптурную композицию «Phylax» (Хранитель), напоминающую собой не посланника Божия, а беса. В связи с установкой монумента к мэру Палео Фалиро Дионисию Хадзидакису с открытым письмом вынужден был обратиться митрополит Неа Смирни Симеон...

Календарь

«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Январь 2018 (85)
Декабрь 2017 (155)
Ноябрь 2017 (150)
Октябрь 2017 (155)
Сентябрь 2017 (150)
Август 2017 (155)
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!

Важные события

На Украине готовятся к искоренению канонического ПравославияНа Украине появился детальный план создания так называемой поместной православной церкви за счет дискриминации канонического Православия в лице Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. На настоящий момент в Верховной раде зарегистрированы три законопроекта, один из которых предлагает отобрать название у УПЦ, другой — легализовать отъем храмов, а третий — согласовывать с нынешней условной украинской властью назначение церковных иерархов. Ни один из этих законопроектов до сих пор не отозван. Во время своего обращения к парламенту Порошенко..

В Госдуме предложили с рождения присваивать единый идентификационный номерГлава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков в ходе заседания нижней палаты парламента заявил о необходимости присвоения людям единого идентификационного номера с момента рождения. «Нам необходимо решать вопрос о том, чтобы был единый идентификатор с самого рождения. Чтобы этот идентификационный номер сопровождал человека, и тогда многие вопросы, в том числе лично людей, будут решаться значительно эффективнее, быстрее, и, естественно, затраты для того, чтобы обслуживать наше население, будут намного меньше», - сказал А.Аксаков. Он отметил, что необходимость присвоения такого номера, в частности, связана с унификацией документов.

На Запорожскую епархию УПЦ МП завели уголовное дело за непризнание таинств раскольников и верность Русской Церкви11 января, прокуратура Запорожской области возбудила уголовное дело в отношении Запорожской епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, сообщает Союз православных журналистов. Представителей УПЦ МП обвиняют в действиях, направленных на разжигание религиозной вражды и ненависти. Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры Запорожской области. Такими действиями прокуратура посчитала «избирательный подход к осуществлению религиозных обрядов» и «предоставление преимущества тем лицам, которых проходили обряд крещения именно в УПЦ МП», что якобы обижает чувства других граждан в связи с их религиозными убеждениями. 

© Русь-Фронт
Православие в России