Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(9-05-2019, 00:04)

«Работают до изнеможения»

«Работают до изнеможения»Подвиг медиков Ленинградского фронта в 1941–1942 гг. по материалам МО ЦАМО. Празднуя 74-ю годовщину Победы и 75-летие полного снятия немецко-фашистской блокады Ленинграда, мы вспоминаем всех, кто внес вклад в дело победы, в том числе и врачей, медсестер, фельдшеров. Документы, хранящиеся в Медицинском отделении Центрального архива Министерства обороны (МО ЦАМО), прежде всего наградные листы, свидетельствуют о героизме медиков во время Ленинградской битвы как на фронте, так и в самом Ленинграде, который являлся городом-фронтом. Врачи, медсестры, фельдшеры делали все возможное и даже невозможное для спасения жизни раненых и больных, оказывая им первую помощь, эвакуируя и продолжая лечение, что в целом давало высокие положительные результаты и способствовало возвращению в строй до 77–80% бойцов.

Медицинские аспекты Ленинградской битвы

В этом году мы празднуем 74-ю годовщину Победы и 75-летие полного снятия немецко-фашистской блокады Ленинграда. Правильнее, однако, говорить не только и не столько о блокаде, сколько о Ленинградской битве в целом. Ленинградская битва характеризовалась ожесточенностью и большими потерями, в том числе санитарными. Только с 22 июня 1941 года по 10 сентября 1942 года армии Ленинградского фронта ранеными, обожженными, обмороженными, больными потеряли 606 021 человека (соответственно, ранеными – 396 816, обожженными – 12 854, обмороженными – 2153, больными – 194 201)[1]. А всего совокупные санитарные потери за время Ленинградской битвы – 1 947 770 человек (безвозвратные – 979 000)[2]. На этом фоне еще более величественным выглядит подвиг ленинградских медиков, которые возвращали в строй в среднем 77% раненых и больных и не допускали подняться порогу смертности выше 3% (в среднем 2–2,5%)[3].

В последние годы тема медицины и роли медиков в Ленинградской битве и блокаде получила освещение в ряде прекрасных и глубоких работ Г.А. Соболева[4], А.Р. Дзенискевича[5], С.В. Магаевой[6], Л.П. Хорошихиной[7], Л.И. Тервонена[8]. Однако интересы ученых преимущественно сосредоточились или на научных достижениях ленинградских медиков[9], или на медицинских аспектах голода[10]. На наш взгляд, в настоящее время несколько в тени остается героизм ленинградских медиков, как военных, так и гражданских, их огромные усилия по спасению раненых и больных воинов Ленинградского фронта, а также граждан Ленинграда. В этом скромном исследовании, построенном на материалах Медицинского отделения Центрального архива Министерства обороны в Санкт-Петербурге (7-е отделение), мы постараемся хотя бы отчасти показать подвиг медиков в битве за Ленинград, частью которой, вслед за М.И. Фроловым и Ю.И. Колосовым, а также и другими исследователями, мы считаем Ленинградскую блокаду[11]. В наших исследованиях мы опирались, прежде всего, на свидетельства наградных листов, характеристик фронтовых и городских медиков, а также на иные документы.

Фронтовые медики: помощь на передовой

Неудачи на фронте в первой фазе Ленинградской битвы, прорывы немецких и финских войск, окружения поставили перед фронтовыми медиками целый ряд тяжелейших задач по срочной эвакуации раненых и оказанию им первой помощи. Зачастую, как мы увидим, первую хирургическую и иную помощь приходилось оказывать под огнем противника. В этих условиях фронтовые врачи оперировали зачастую под обстрелом, временами падая от изнеможения.

В наградных листах мы достаточно часто встречаем следующие описания подвига:

   «Военврач 2-го ранга Воскресенский Дмитрий Александрович. Командир взвода 216-го медсанбата 168-й стрелковой дивизии. Честно и самоотверженно, не зная усталости, оказывает помощь раненым. Бесстрашно работает у операционного стола во время непосредственной опасности. Хороший хирург, работает до изнеможения. Был случай, когда он свалился у операционного стола от усталости»[12].
«Военврач 3-го ранга Веретельников Самсон Степанович. Начальник перевязочной 216-го МСБ 168-й СД… Не покидает работу у операционного стола в минуту смертельной опасности»[13].

Отметим, что 168-я стрелковая дивизия вела тяжелые бои на Карельском перешейке против превосходящих сил финских войск.

Другой пример связан с 15-м медсанбатом 191-й стрелковой дивизии 42-й армии.

Приведем запись за 28 сентября 1941 года:

 «Варенцов Иван Владимирович, военврач 2-го ранга. Командир первого операционного взвода 15-го МСБ 191-й СД. Командованием батальона представляется к ордену Красного Знамени за самоотверженное выполнение в боевой обстановке своего долга врача-хирурга, оперировавшего 83 человека (из них несколько человек в бессознательном состоянии) и спасшего им жизнь»[14].

Другая запись за тот же день:

   «Чалов Василий Васильевич. Военврач 3-го ранга, командир взвода сбора и помощи легко раненым 15-го МСБ 191-й СД. За 1 месяц оперировал 177 раненых, из них 42 в тяжелом состоянии. Представляется к ордену Красного Знамени»[15].

А вот пример самоотверженной работы врача медсанбата 56-й стрелковой дивизии, оборонявшей Тайцы в тяжелых боях сентября 1941 года:

  «К ордену Красной Звезды.
Ильин Михаил Яковлевич. Военврач 2-го ранга. В Тайцах на переднем крае обороны продолжал уверенно руководить оперативной работой. Под руководством товарища Ильина проведено 3796 операций. Самые сложные (полостные и т.д.) делал он сам»[16].

Под огнем противника оказывалась не только срочная хирургическая помощь, но, что замечательно, и, казалось бы, менее срочная зубоврачебная помощь. Вот удивительный пример самоотверженности и профессионализма зубного врача:

   «К ордену Красной Звезды.
Кузнецова Наталья Михайловна. Зубврач 351-го ЗАП (запасного артиллерийского полка. – протод. В.В.). Обслуживает бойцов и командиров зубпомощью непосредственно на огневых позициях. Приспосабливает свой полевой зубоврачебный кабинет в укрытиях. Работу производит часто под обстрелом противника, проявляя мужество и стойкость»[17].

Эвакуация раненых

Быстрое продвижение противника ставило насущный вопрос об эвакуации раненых, который стоял тем острее, что, в отличие от 1812 года, мы не могли вверять своих раненых великодушию противника: в большинстве случаев фашисты, как на низовом уровне, так и на уровне военного начальства, игнорировали постановления Гаагской и Женевской конвенций относительно советских раненых военнопленных, либо не оказывая им реальной медицинской помощи, либо временами расстреливая не могущих двигаться тяжелораненых бойцов[18]. В этой экстремальной обстановке многое зависело от энергии, распорядительности и профессионализма, а также хладнокровия и стойкости медицинских работников, прежде всего руководителей. Примеры этих качеств мы находим в наградных листах. Вот несколько из них.

   «Военврач 3-го ранга Матвейчик Владимир Харитонович. Начальник санитарного дивизиона 168-й стрелковой дивизии. Эвакуировал, руководя лично погрузкой, 1984 раненых, не оставив ни одного человека на пристани. Являясь начальником сандивизиона, ночью производил операции, работал как хирург».
   «Военврач 3-го ранга Авраменко Федор Демянович. Старший врач 402-го стрелкового полка 168-й стрелковой дивизии. 31.07.1941 лично руководил эвакуацией раненых 1-го батальона, который находился в окружении»[19].

В боевой обстановке начальники зачастую делали работу своих подчиненных, воодушевляя их своим примером:

   «Военврач 3-го ранга Могучий Михаил Александрович. Начальник АХО (амбулаторно-хирургического отделения. – протод. В.В.) № 10. Прибыв в 168-ю стрелковую дивизию и приняв на себя поток раненых, дал возможность передислоцировать 69-й медсанбат 168-й дивизии, обеспечил всех раненых высококвалифицированной хирургической помощью. 18.08.1941 на острове Валаам обслужил 700 раненых, организовал хирургическую работу в ППГ (полевом передвижном госпитале. – протод. В.В.) и МСБ частей. Неустанно работая, сам учит работать других»[20].

Зачастую эвакуация осуществлялась в экстремальной обстановке – под обстрелом противника, в отсутствие транспорта, в условиях окружения. В этой ситуации многие медработники демонстрировали подлинное мужество и верность профессиональному долгу. Вот лишь несколько примеров, связанных с 101-м медсанбатом при тяжелом отходе красноармейских частей из Выборга, некоторые из которых оказались в окружении:

   «Брагинская Евгения Николаевна. Врач-ординатор 101-го МСБ. 1914 г.р. Опытная, внимательная, чуткая. Во время отхода из Выборга сопровождала машину, ни минуты не оставляя раненых без присмотра и помощи, несмотря на неоднократный огонь противника. 31.08.1941 г. в местечке Парлампи организовала вынос раненых из-под огня. При отходе в 4 км от переправы у речки Рокола обнаружила раненую в живот медсестру Щеголеву, оказала ей медпомощь и доставила последнюю на остров Койвисто, чем и спасла ей жизнь».
   «Титова Анна Михайловна. Врач-хирург. 1901 г.р. Под огнем противника не оставила своего поста в машине в местечке Парлампи и под сильным пулеметным огнем противника руководила эвакуацией раненых из машин в повозки, чем способствовала сохранению жизни многим бойцам и командирам».
   «Власова Мария Андреевна. 1897 г.р. Старшая медсестра. С 28.08.1941 во время боев у Парлампи двое суток без сна и отдыха не отходила от машин, под пулеметным и минометным огнем противника лично производила погрузку раненых. В ночь с 31.08 на 01.09.1941 Власова организовала группу медработников и по лесным тропам совместно с группой раненых бойцов и командиров вывела последних из окружения к переправе на р. Рокола».
   «Тронин Борис Александрович. Старший адъюнкт. Организовал отряд бойцов из 15 человек в месте Хумоло и вывез 5 машин МСБ с имуществом. С 29.08 по 30.08 под сильным огнем противника вывел команду бойцов и 4 раненых в МСБ. Умению и инициативе Тронина в большой мере МСБ обязан благополучно закончившимся переходом из Выборга в Парлами».
   «Щеголева Вера Михайловича. 1921 г.р. Сопровождала транспорт раненых. Из боя у местечка Парлампи вышла одна из последних. Будучи раненой в живот, отказалась от носилок»[21].
   
Тяжелой и временами смертельно опасной являлась работа фельдшеров, медсестер и сандружинниц, выносивших раненых с поля боя. Зачастую она происходила под огнем противника:

   «Старший военфельдшер Кисленков Владимир Александрович. Фельдшер 314-го ОЗАД (отдельного зенитного артиллерийского дивизиона. – протод. В.В.) 52-й СД. Оказал помощь нескольким десяткам раненых. Организовал работу санитарной части и мужественно выносил с поля боя раненых».

В наградных листах встречается число вынесенных бойцов: 27, 14 и т.д.; часто – с оружием. Временами медсестры и фельдшеры погибали во время выноса раненых:

   «Дружинница Оксова А.Д. Санитарка. При выходе с 28–31.08.1941 из окружения противника показала пример мужества и доблести, оказывая под сильным оружейным пулеметным и артиллерийским огнем противника помощь раненым. Пала смертью храбрых при исполнении служебного долга в местечке Парлампи».

Медработники в бою

В чрезвычайной обстановке жизнь заставляла медиков браться за оружие, хотя по традиции они считались некомбатантами. Однако необходимость спасать раненых и коллег от гибели в экстренных случаях заставляла их участвовать в боях наравне с красноармейцами. Приведем лишь несколько примеров, связанных со 101-м медсанбатом:

   «Старший сержант Коробейников. Старший шофер. 1908 г.р. Показал образцы мужества и самоотверженной работы. С 28 по 31 августа 1941 г. под пулеметным и минометным огнем противника бесстрашно отражал атаки противника. Способствовал благополучной доставке раненых и больных к месту назначения».

Временами фельдшерам приходилось ходить в разведку и организовывать оборону:

   «К ордену Красного Знамени.
Войновский Александр Меркульевич. Фельдшер 412-го гаубичного артиллерийского полка 168-й СД. Ходил в разведку в тыл к белофиннам. Во время прорыва нашей обороны был убит командир взвода. Бойцы в беспорядке начали отступать. Приняв на себя командование взводом, приостановил наступление, организовал оборону. Спас жизнь политруку. 25.07.1941 г. вынес с поля боя 14 раненых»[22].

В боях наравне с мужчинами участвовали и женщины. Приведем лишь несколько примеров:

   «Соловьева Мария Владимировна. Медсестра 187-го ОРБ (особого разведывательного батальона. – протод. В.В.). В боях под Лахденпохьей отважно ходила в атаку вместе с мотострелковой ротой. Находясь на переднем крае обороны во время контратаки врага, храбро сражалась вместе с бойцами, была ранена и не покинула поле боя. Вынося раненого младшего командира, была повторно ранена смертельно».
   «Богданова Зинаида Платоновна. Фельдшер 131-го запасного стрелкового полка. Пала смертью храбрых на поле боя, самоотверженно оказывая помощь раненым под огнем противника; воодушевляя, подняла в атаку бойцов».
В целом фронтовые медики несли достаточно высокие потери: только при переходе из Выборга в Парлампи 101-й медсанбат потерял не менее 10 человек.

Эвакогоспиталь в стенах Исторического факультета университета

Героизм и подвижничество были характерны не только для фронтовых медиков, но также и их коллег в Ленинграде, который стал городом-фронтом. Остановимся лишь на двух примерах – госпиталя № 1012, располагавшегося в здании совр. Института истории СПБГУ (бывшего Исторического факультета ЛГУ–СПБГУ), и больницы им. Чудновского.

Несмотря на немецкое наступление и прифронтовое положение, занятия в Ленинградском государственном университете были продолжены 1 сентября. Однако здание Исторического факультета было почти целиком отдано под эвакогоспиталь № 1012. Не сказать, что он совсем обижен вниманием мемуаристов и исследователей, в частности есть прекрасные воспоминания Ф.Ф. Грачева[23]; тем не менее жизнь этого госпиталя, столь тесно связанного с нашим факультетом, в частности документы, хранящиеся в ОМ ЦАМО, еще ждет своих исследователей.

Начальником госпиталя был назначен С.А. Ягунов, в прошлом известный гинеколог; военным комиссаром – Ф.Б. Луканин; помощником по медицинской части – военврач профессор Долин. К организации госпиталя приступили 12 сентября 1941 года, и уже 17 сентября он принимал первых раненых. Первоначально он был рассчитан на 200 коек, однако вскоре был увеличен до 700 коек. О том, в каких условиях работали врачи и сотрудники госпиталя, достаточно красноречиво говорит Книга чрезвычайных происшествий госпиталя.

   «27.09.1941. Госпиталь подвергся артобстрелу. Снаряд разорвался в стене противоположного здания. Выбито 140 окон. Окна заделаны фанерой.

   17.Х.1941. В 0 часов 15 на госпиталь было сброшено около 130 зажигательных бомб. Все бомбы были обезврежены в течение 5 минут. Одновременно была оказана помощь ЭГ 1015.

   23.Х.1941. Вблизи госпиталя в районе биржи разорвалась бомба большой силы. Выбито 16 окон. Все окна срочно заделаны фанерой.

   07.ХII.1941. В 16:00 при воздушном налете против госпиталя на расстоянии 100 м сброшена фугасная бомба замедленного действия. Больные, расположенные в 1-м и 2-м этажах фасада, переведены в противоположную от места падения бомбы сторону.

   12.ХII.1941 в 14:00 при разрядке обезвреживания бомба взорвалась. В здании госпиталя в фасаде, выходящем на линию Менделеева, выбито 215 окон. Пострадавшие из личного состава – 7 человек раненых из команды, обезвреживавшей бомбу, – были доставлены в госпиталь, где им была оказана помощь»[24].

Отметим, что из команды обезвреживания погибло несколько человек. Отметим также, что во время воздушных тревог больных эвакуировали со второго и третьего этажа в бомбоубежище, и делали это столь оперативно, что при бомбежках и артобстрелах за все время блокады пострадало ранеными всего 4 человека, причем из личного состава. Это произошло 21 декабря 1941 года:

   «В 14:00 госпиталь подвергся артобстрелу. Попало 3 снаряда – один непосредственно в здание госпиталя (3-й этаж, комната начальника пожарной охраны). Комната разбита. Второй снаряд разорвался около помещения приемного покоя (в полутора метрах). Третий снаряд попал в стену соседнего здания. В результате обстрела 4 человека из личного состава получили контузию и одно легкое ранение. Выбито свыше 300 окон. Пострадавшим оказана немедленная помощь. Срочно заделаны 300 оконных проемов»[25].

Персонал госпиталя № 1012 страдал от болезней, точнее – от болезни, называемой голод, свидетельством чего являются докладные записки:

   «Начальнику медчасти В.Ч. 1012.

Копия замначальнику.

Рапорт.

Доношу, что в 9-м отделении по болезни отсутствовали с работы 2 медсестры и 5 санитаров, вследствие чего создались тяжелые условия работы отделения. В частности не работает бригада по проверке на педикулез. Людей нет. 13.12.1941»[26].

   «Начальнику 7-го хирургического отделения от старшей сестры отделения.

Рапорт.

Довожу до Вашего сведения, что сегодня, 23.12, не вышли на работу две сестры – Ананьева и Грищенко – по неизвестной мне причине.

Резолюция: учитывая, что были в строю всего четыре сестры, работа отделения явно страдает. Направьте замену».

И тем не менее, несмотря на обстрелы, бомбежки, голод, лишения, врачи и персонал госпиталя достойно решали стоявшие перед ними непростые задачи. Свидетельством этого является Акт обследования эвакогоспиталя № 1012 от 20 апреля 1942 года[27]. В нем говорится следующее:

  «На излечении в госпитале находятся 796 больных, из них хирургических – 713, терапевтических – 64 и нервных – 19. Санитарное состояние госпиталя вполне удовлетворительное. Имеется рентгеновский кабинет, лаборатория, физиотерапевтический и электрокардиографический кабинеты. Имеется передвижная рентгеновская установка и физиотерапевтическая аппаратура. Качество болезней удовлетворительное».

   Из недостатков отмечены:

«1. Снабжение хвойным настоем недостаточное.

2. Затруднение с медикаментами – перевязочными и снотворными.

   Выводы:

Санитарное состояние и медобслуживание вполне удовлетворительное.
Задержки в выписке нет.
Командованию госпиталя надо расширить изготовление хвойного настоя, доведя до 250 литров в день».
Отметим, что в это же время, например, эвакогоспиталь № 701 страдал от отключения воды, электричества и недостаточного отопления. Руководство госпиталя было не в силах справиться с этими проблемами. В том же апреле 1942 года (15.04.1942) ликвидируется хирургический стационар № 95 в стенах Аничкова дворца в силу неудовлетворительного санитарного состояния и целого ряда других причин.

Подвиг врачей больницы им. Чудновского

В заключение скажем несколько слов о больнице им. Чудновского.

О героизме врачей этой больницы свидетельствует наградной лист на главврача И.В. Шеремета[28], в котором говорится следующее:

   «Вместо положенных по штату 36 врачей всю работу выполняют лишь 6 человек, а показатели из обследования от 11.XI.1941 (военврач 2-го ранга Червяковский) признаны отличными.

Без дополнительных затрат и увеличения количества персонала развернуты дополнительно 70 коек, которые уже заполнены. Товарищ Шеремет уже провел ряд рационализаторских мероприятий, благодаря которым сэкономлено около 2200 метров перевязочного материала, около 5 литров йода.

Комиссар Афанасьев».

Сам по себе этот наградной лист достаточно красноречив и говорит не только об организационных способностях И.В. Шеремета, но и о подвижничестве и героизме коллектива больницы, прежде всего тех 6 врачей, которые делали работу каждый за шестерых. К наградному листу приложена газетная статья, в которой в частности говорится:

   «Темным сентябрьским вечером немецкие самолеты бомбили больницу и сбросили зажигательные бомбы. Главврач Шеремет лежал больным с температурой 39, но первым бросился тушить зажигалки. Являясь главврачом, он постоянно трудится как оперирующий хирург, много времени отдает лекционной и общественной работе. Фашисты заживо закопали его отца, убили сестру и племянницу. Трое из его братьев погибли на фронтах…»

   + + +

Приведенные документы, разумеется, далеко не исчерпывают примеры героизма ленинградских медиков, но они дают достаточное представление о суровой блокадной жизни и том повседневном подвиге, который несли врачи во время Ленинградской битвы. Думается, что изучение военной «повседневности», пусть и в виде наиболее выдающихся поступков участников Ленинградской битвы, является весьма перспективным направлением и должно базироваться прежде всего на документах, тем более что, к сожалению, на наших глазах уходят последние свидетели и творцы той великой эпохи. И, конечно, особо следует изучать подвиг людей в белых халатах, тех, кто самоотверженно полагал душу свою за други своя, возвращая им жизнь и здоровье.

Протодиакон Владимир Василик

___________________________
[1] Сводка санитарных потерь по армиям Ленинградского фронта. Ф. 21.

[2] Кривошеев Г.Ф. Россия и СССР в войнах ХХ в. М., 2001. С. 223. Подобное соотношение раненых и больных к убитым – два к одному – характеризует ожесточенность Ленинградской битвы.

[3] Архив Н.Н. Бурденко. ЦАМО. 7-е отделение. Отдельная папка. Доклад П.А. Куприянова на конференции фронтовых хирургов. Декабрь 1941 г.

[4] Соболев Г.Л. Ленинград в борьбе за выживание в годы блокады. Кн. 1: Июнь 1941 – май 1942. Кн. 2: Июнь 1942 – январь 1943. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2015.

[5] Дзенискевич А.Р. На грани жизни и смерти. Работа медиков-исследователей в осажденном Ленинграде. СПб., 2002.

[6] Магаева С.В. Ленинградская блокада: Психосоматический аспект. М., 2001; Симоненко В.Б., Магаева С.В. Ленинградская блокада: Открытия в биологии и медицине. М., 2009.

[7] Хорошихина Л.П. Голодание в детстве как причина болезней в старости (на примерах малолетних жителей блокированного Ленинграда). СПб., 2002.

[8] Магаева С.В., Тервонен Л.И. Блокадные дети. М., 2011.

[9] Матвеев С.А., Шалыгин Л.Д., Борщев Г.Г., Махнев Д.А. К 70-летию Великой Победы: беспримерный научный подвиг ученых-медиков и врачей блокадного Ленинграда // Вестник Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова. 2015. Т. 10. № 4. С. 130–131.

[10] См., в частности: Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. Историко-медицинский аспект. Материалы международной научной конференции. 26–27 апреля 2001 г. СПб., 2001.

[11] Концепцию, согласно которой Ленинградская блокада является частью Ленинградской битвы, М.И. Фролов выразил в целом ряде своих монографий, в частности: Фролов М.И. И нам уроки мужества даны. СПб., 2012; Фролов М.И. Блокада Ленинграда. Мифы, легенды, реальность. СПб., 2014; Фролов М.И., Василик В.В. Битвы и победы. Великая Отечественная война. М., 2015; Фролов М.И., Скворцов В.Н., Василик В.В. Осторожно! Великая Отечественная. СПб., 2017.

[12] Фонд 21. 1941 год. Опись 7527/1. Коробка 23. Дело 23. Начато: 11 сентября 1941 года. Кончено: декабрь 1944 г. Секретно. Список медсостава частей и учреждений Ленфронта, отличившихся в боях и представленных к наградам. Л. 15.

[13] Там же.

[14] Там же. Л. 26.

[15] Там же.

[16] Там же. Л. 22.

[17] Там же.

[18] Нюрнбергский процесс. Т. 8. М., 2000. С. 245.

[19] Фонд 21. 1941 год. Опись 7527/1. Коробка 23. Дело 23. Список медсостава частей и учреждений Ленфронта, отличившихся в боях и представленных к наградам. Л. 14.

[20] Там же.

[21] Там же. Л. 67.

[22] Там же. Л. 15.

[23] Грачев Ф.Ф. Записки военного врача. Л., 1970.

[24] Фонд 725. Опись № 30091. Дело 1. Л. 1–3.

[25] Там же. Л . 3–4.

[26] Ф. 725. Опись № 30091. Дело 2.

[27] Ф. 725. Опись № 647. Коробка 1. Дело 85. Л. 237.

[28] Ф. 21. 1941 г. Опись 7527/1. Дело 23. Лист 214.

Источник: Православие.Ru

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:


Те, кто внедряет всё это у нас – агенты влияния и законченные идиоты«Достаточно долгое время те люди, которые пытались скрывать некоторые тайны, всплывающие сегодня на фоне коронавируса, тыкали пальцем в тех, кто об этих тайнах открыто говорил, называя их конспирологами и обвиняя в приверженности теории заговора. Всё это было такими попытками дискредитации людей. И когда это повторялось из года в год, некоторые из тех, в кого тыкали, действительно начинали смущаться. Кто-то боится, что ему прилепят этот ярлык конспиролога. 

Каковы «рекомендации» по открытию храмов от РоспотребнадзораЧиновники ведомства настаивают на целом ряде ограничений при возобновлении допуска верующих на богослужения. Стариков в храмы пускать они не хотят… Роспотребнадзор продолжил указывать Русской Православной Церкви как ей осуществлять богослужения, Таинства и церковные церемонии в условиях карантина и при возобновлении допуска в храмы верующих мирян. Надо сказать, что требования к духовенству и верующим оказались едва ли не строже, чем...

Вся жизнь – онлайн?Человек рожден для жизни в реальном мире. Бог создал этот мир для человека, сделав его венцом Своего творения, и дал ему дар – владеть миром. И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле (Быт. 1, 26-27). 

В храмы ходить будет нельзя…Многие из нас помнят пророчество преподобного Кукши Одесского: «Церкви будут, но ходить христианину православному в них нельзя будет». Вот и дожили мы до этих времен, когда верующему, чтобы сходить на праздник в храм Божий или помолиться в воскресный день, препятствуют не только государственные власти и полиция, но и сами архиереи и настоятели. Недавно попробовал выписать QR-код, чтобы в воскресенье пойти в храм...

Календарь

«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Июнь 2020 (10)
Май 2020 (132)
Апрель 2020 (149)
Март 2020 (143)
Февраль 2020 (74)
Январь 2020 (107)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Наказание за веру – для христианина наградаНа сегодняшний день верующих тревожат две главные мысли: как достойно перенести гонения, которые, скорее всего, нам готовит нынешнее неспокойное время, и состоится ли предсказанное старцами возрождение Триединой Руси, о котором говорили преподобный Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные Оптинские старцы и их духовные преемники – протоиерей Николай (Гурьянов) и схиигумен Иероним Санаксарский. Относительно первого вопроса скажу, что всегда, в любой ситуации, нам необходимо хранить мир в душе. Как об этом говорил преподобный Серафим: «Стяжи дух мирен». 

Неделя 7-я по Пасхе, святых отцов I Вселенского Собора «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17, 3). Ныне, дети, вы слышали в Евангелии, что Господь Иисус Христос пред страданиями Своими возвел очи Свои на небо и молился об учениках Своих. Он молился о том, чтобы после Его отшествия, когда ученики Его останутся одни в этом мире среди людей, которые гнали и ненавидели Его, Бог Отец сохранил их от всякого зла, чтобы они остались такими же чистыми, какими были во время земной жизни Самого Господа Иисуса Христа. Господь потому молился об этом, что если ученики Его останутся чистыми и святыми, то все люди, которые будут слушать их...

искусственный интеллект, контроль над людьмиИскусственный интеллект – это область науки и инжиниринга, которая занимается разработкой и созданием компьютерных программ и машин, обладающих интеллектом. Работа такой программы построена на случайном выборе переменной – это могут быть числа, слова, предложения. То есть программа из списка сама условно выбирает то или иное цифровое значение и выполняет команду (запрограммированное ранее действие). В этом и заключается интеллектуальность – в возможности программы самой делать выбор. Список ее действий составляет человек; соответственно, программа ограничена, она может выполнять только те команды, которые прописал человек. К примеру, создается условие. 

© Русь-Фронт
Православие в России