Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(18-05-2020, 00:08)

Мир после "короны": факты и предположения историка

<...> Каким может быть посткапиталистический строй по замыслу нынешних элит? Это тот, при котором верхушка контролирует духовные факторы производства, ресурсы и поведение людей. Однако дальше всех на данном пути забежал, как ни странно на первый взгляд, Китай — внедренная здесь система социальных рейтингов, ранжирующая доступ к общественным благам в зависимости от поведения, очень хорошо ложится на традиционную китайскую (а также на корейскую и японскую) систему ценностей. Если систему социальных рейтингов дополнить искусственным интеллектом, таким, какой, например, собираются запустить в Москве с 1 июля (официально — для повышения безопасности и постановки диагнозов, эксперимент продлится пять лет — прим. ред.), то мы воочию увидим образ будущего, надвинувшегося вплотную. Другое дело, что в России, скорее всего, гладко не пройдет — что-то сломается, кто-то что-то сворует, а потом все упрется в чиновничий бардак. Хотя он на самом деле наше спасение: затрудняет нам жизнь, но и спасает от тотального контроля. Вот в США, Германии и, наверное, Великобритании это пройдет. Во Франции уже станет сложнее. Однако в любом случае минует год-два и мы будем жить в другом мире, выстроенном по совершенно иным схемам.

Кстати, несколько лет назад наш писатель Вадим Панов начал новый цикл «Аркада», в котором вышло два романа KamataYan и SuMpa. И то и другое — это название вирусов. События происходят в 2029 году: мировая верхушка, или, как она называет себя в романах, «мировые инвесторы, бухгалтеры» (кстати, фамилия одного из них — Феллер, что прозрачно намекает на Джона Рокфеллера), запускает лжеэпидемию, чтобы встряхнуть мир. Дескать, миллиард или два умрет, но мир преобразится. А во втором романе запускается эпидемия, которая должна изъять из социального оборота людей старше 40 лет. Поэтому, когда в самом начале вспышки COVID-19 зашла речь о том, чтобы посадить на жесткий карантин, по сути, под домашний арест людей старше 65 лет, я сразу вспомнил романы Панова.

Резюмирую: в эпидемии COVID-19 и нагнетании вокруг нее психоза заинтересован целый кластер интересов в мировой верхушке; цель этих структур и людей — сохранить свои привилегии на основе создания новой системы; в процессе ее построения огромное число граждан будут отсечены от «общественного пирога». Мы видим, как коронавирусная эпидемия и связанная с ней психическая начинают решать данную задачу.

<...> — Но ведь капитализм изначально связывал себя с демократическими правовыми режимами, его знаменем считались права человека и другие гуманистические ценности. Что же получается: сейчас капитализм сбрасывает прежнюю змеиную кожу и превращается в мощнейшую автократию, мировую диктатуру?   

— Этаким волком, который надел бабушкин чепчик и спрятал зубы, капитализм был всего не более полусотни лет после 1945 года. Причем заставили его взять на себя «уютный образ» и наличие в мире Советского Союза, и классовая борьба трудящихся. Плюс возможности экономического восстановления после 1945-го. Недаром французы с легкой руки экономиста Жана Фурастье называют 1945–1975 годы Les Trente Glorieuses — «славным, счастливым 30-летием». Посмотрите на то, каким капитализм был в XVIII и XIX веках. В Англии в XVIII столетии ребенка за украденную булку могли повесить. То есть это очень жестокий строй. Перечитайте «Железную пяту» Джека Лондона, где он фактически расписал американские реалии конца XIX — начала ХХ века. Так что капитализм был вынужден стать «добреньким» всего на чуть более полувека. А теперь чепчик снят, и на вопрос «Бабушка, а зачем тебе такие большие зубки?» капитализм откровенно отвечает: «Чтобы тебя съесть!»

Посткапиталистический строй, если будет реализован план элиты нынешнего пост-Запада, окажется еще жестче, как это всегда бывает, когда на смену старой, дряхлеющей системе приходит молодая и агрессивная, отстраивающаяся на волне движения низов, но за их счет. Обратите внимание: когда начал умирать феодализм с середины XIV по середину XV века, а затем на протяжении двух столетий шел генезис капитализма, резко упала калорийность питания населения. Историк Фернан Бродель в своем капитальном труде «Материальная цивилизация, экономика и капитализм» писал, что французы и немцы XVI века с удивлением вспоминали, как много мяса ели их бабушки и дедушки. А при жизни первых стандарты потребления упали. В Европе они восстановились только к середине XIX века! Эпоха генезиса и сам ранний капитализм были просто социальным адом.

Или посмотрите на 1920–1930-е годы в СССР — на эпоху советского «системного антикапитализма». Это тоже был молодой жестокий строй. Он потом стал добреньким — в 1960–1970-е, и мы получили социализм с человеческим лицом, причем Леонида Брежнева. И действительно, такой социализм был, по крайней мере, не злым, но он проел наше будущее.

Тот общественный строй, который формируется сейчас, вряд ли окажется приятным. С другой стороны, все станет зависеть от уровня социальной борьбы. Вспомним, как Европа выходила из кризиса XVI–XVII веков. Было три разных выхода: немецкий, французский и английский, и они напрямую зависели от того, насколько низы смогли отстоять свои позиции и таким образом укрепить свою «сделочную позицию» при новом строе. И сейчас будет то же самое: выходов из кризиса станет несколько, и все они окажутся разными.

Думаю, глобальной системы в мире не появится. Целые регионы будут просто вышвырнуты из исторического процесса. Скорее всего, это ждет Африку: на континенте останутся только анклавы, куда люди начнут приезжать и активно эксплуатировать данную конкретную зону. Если вам попадались романы французского писателя Жана-Кристофа Гранже «Лонтано» и «Конго реквием», то в них это очень хорошо показано. Впрочем, помимо фантазий автора есть и реальность: во Второй конголезской войне 1998–2002 годов были уничтожены более 5 миллионов человек. У нас помнят про геноцид в Руанде в 1994-м, когда вырезали, по разным оценкам, от полумиллиона до миллиона представителей африканского народа хуту. А тут уничтожили 5 миллионов человек, но в мировой историографии про конголезскую войну почему-то никто особенно не вспоминает. Так что в ближайшее время Африка наверняка окажется объята подобными жестокими войнами: снова активизируется радикальная исламистская организация «Боко харам» в Нигерии, да и в других странах даст знать о себе исламский фактор. Другими словами, будет и дальше происходить процесс футуроархаизации. Значительную часть исламского мира — Средний Восток и часть Средней Азии — ждет, видимо, превращение в огромное гетто. Это очень неплохо описано в романе Александра Афанасьева «Зона заражения».

— И что же, почти весь мир погрузится в архаику?

— Думаю, что останется несколько десятков, возможно, сотня анклавов, где по-прежнему будет чисто и светло, но где все начнет жестко контролироваться. Однако появятся и такие зоны человеческой ойкумены, куда по доброй воле никто не станет соваться. И, конечно же, возникнут буферные зоны между ними. Французы их называют «государством-тампоном». Например, Ливия была таковой. Однако клан Николя Саркози, решая свои проблемы, убил Муаммара Каддафи, страна рухнула — и из ближневосточного мира в Европу хлынули беженцы. А до этого Ливия долгое время играла роль именно «тампона».

— Но тогда это давно распространенный западный принцип — делить ойкумену на три сферы: безопасный мир, затем мир буферный и относительно безопасный и, наконец, мир, выброшенный из человеческой цивилизации, где не властны никакие законы, кроме понятий и обычаев. По такой же модели существуют уже многие европейские столицы — Париж, Берлин или даже Лондон, где элиты жмутся к центру, а на окраинах правят банды мигрантов и головорезов.

— Совершенно верно. Я бы добавил сюда Брюссель и в еще большей степени крупнейшие города бывшего третьего мира. Если посмотреть, например, на Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро в Бразилии, то там есть такие богатые районы, где люди перемещаются с небоскреба на небоскреб на вертолете. Они вообще не опускаются вниз, избегая не только районов трущоб, куда даже полиция выезжает в самом крайнем случае, но и обычные районы. Это реальная самоизоляция элиты. Еще один вариант самосегрегации — плавучие города. Когда лет пять назад я говорил о возможности таких городов, коллеги лишь пожимали плечами: «Ну это слишком!» А буквально через год-другой проект плавучего города был представлен в Москве на одной из выставок. В таком городе могут жить до 50 тысяч человек — вне какого-либо государства или юрисдикции, с собственным внутренним законодательством. Они будут полностью обеспечены инфраструктурой: отелями, кинотеатрами, спортзалами, ресторанами, школами, больницами, поликлиниками и даже теплицами для выращивания растений.

Процессы изменений сейчас пойдут очень быстро. В середине 1990-х годов я написал книгу «Колокола истории. Капитализм и коммунизм в ХХ веке». Я сделал там прогноз на ХХI век, но ошибся в хронологии. То, что, предполагал, произойдет после 2030 года, явилось к нам уже в 2010-х, а в 2020-х, вероятно, случится еще много того, о чем я не писал и даже подумать не мог.

— Получится ли у элиты создать свой «хрустальный остров мечты»? Ведь вокруг будет бушевать жестокая архаика.

— Она, безусловно, постарается это сделать. На данном этапе элита видит свое спасение в создании закрытого мира и такой же системы. Однако в любой закрытой системе, как мы знаем, возрастает энтропия и система начинает гнить. Значит, люди должны будут как-то решить проблему «обновления интеллекта и крови». Иначе в течение четырех-пяти поколений выродятся полностью. Кроме того, есть разные возможности сломать любую систему. Скажем, стоит электромагнитная стена, но и против нее найдутся умельцы, кибертеррористы, способные пробить в ней брешь. Да и вообще, эти системы очень уязвимы. Достаточно пробить их в одном месте, а дальше можно полностью обездвижить. Не спасут ни наемные армии, ни полиция. И получится картинка, знакомая нам по учебникам: варвары захватывают Рим.

Есть и другая модель развития событий, описанная еще арабским мыслителем XIV века Ибн Хальдуном. Согласно ему, любая правящая династия или любое общество арабо-мусульманского мира переживает четыре этапа своего существования. Начинается с того, что в город приходят бедуины из пустыни и завоевывают его. Это первое поколение: оно забирает власть путем ее захвата. Затем второе развивает и консолидирует присвоенное отцами. Третье поколение начинает почивать на лаврах, но при этом вкладывается в развитие искусства. Ну а четвертое жиреет и деградирует, после чего из пустыни снова приходят бедуины, режут вырожденцев и все начинается сначала.

Так что Рим, попираемый пятой варвара, — это даже не римская модель, а матрица всех больших систем, в которых слишком много человеческого и которые не умеют решать проблемы энтропии. Даже мужественная Спарта не устояла и в конце концов деградировала.

В современной Европе черты вырождения можно отследить по кризису христианства и европейской культуры в целом, а также еще (хотя об этом не любят говорить, подобное неполиткорректно) белой расы. Ее численность на Земле сокращается, причем не только в Европе, но и в США и остальных ареалах, где она прежде доминировала. В той же Калифорнии этнические (в основном испаноязычные) общины теснят белое население. Но это, похоже, никого не волнует — в мире больше беспокойства проявляют о сохранении какого-нибудь племени каннибалов в джунглях на границе Бразилии и Колумбии или редкого вида пауков в Центральной Африке. Кстати, и самих белых подобное, похоже, не волнует — о таком можно судить по их полной неготовности защитить от мигрантов своих женщин и детей. Это базовый признак вырождения вида — если самцы не могут защитить детенышей и самок и бегут вместо того в полицию, значит, они уже не мужчины.

— Ну и механизмы однополых браков работают в основном внутри белой расы.

— Да, хотя в арабском мире гомосексуализм распространен не меньше, чем в Европе. Но это, как правило, бисексуалы и у них есть дети, так что на воспроизводство популяции подобное не влияет, а внутри белой расы оказывает, причем немалое.

<...> — Кто из нынешних политических лидеров будет сброшен коронавирусом с шахматной доски? Скажем, уцелеет ли Дональд Трамп, удастся ли ему переизбраться в ноябре? Что будет с КНР?

— Когда идет такая разбалансировка мира, на этот вопрос вам не сможет ответить никто. Нарушено глобальное равновесие, и от того, на какую чашу весов сядет условная бабочка, зависит, кто кого переиграет. Если Трамп победит, процесс, который запустили стоящие за ним силы, станет, скорее всего, необратимым, его будет почти невозможно повернуть вспять, и произойдет окончательный передел в мировой системе. Президенту США противостоят глобалисты, но дело в том, что у него реальной программы нет — он пытается затормозить процесс сползания в пропасть, что уже само по себе немало. Что касается Китая, то здесь допустимы разные варианты: от разделения страны на Север и Юг до, напротив, ее укрепления. Евросоюз продолжит слабеть: де-юре он сохранится, де-факто сожмется до пределов условного каролингского ядра. А восточные европейцы, которых подобрали после разрушения соцлагеря, окажутся никому не нужны. При этом значительная часть мира будет охвачена точечными, локальными войнами. В целом он станет очень нестабильным и неустойчивым, ездить по нему окажется значительно сложнее, в том числе из-за эпидемий, реальных и мнимых. Недавно прошла информация, что в аэропортах некоторых арабских стран из-за коронавируса уже ввели экспресс-анализ крови. Я бы в такое государство никогда не полетел — слишком хорошо знаю, как работает там медицина. Впрочем, французская и американская ненамного лучше.

Сейчас вопрос стоит по-ленински: кто кого отсечет от будущего? То, что в настоящий момент происходит вокруг Трампа, свидетельствует: не все попадут в светлое будущее и пройдут в него по узкому мосту кризиса — многие сорвутся. Это принципиально отличает нынешний терминальный кризис капитализма от прежних структурных кризисов. Сейчас ставки высоки как никогда и Трампа постараются не допустить в Белый дом любым способом. Уверен, он это понимает и, оправдывая фамилию (в буквальном переводе на русский trump означает «козырь» — прим. ред.), припас серьезные, я бы сказал, убойные козыри. Перед выборами хозяин Белого дома может выложить их на стол — в частности, по событиям, связанным с 11 сентября. В СМИ как-то прошла незамеченной информация, что 25 марта университет в Фэрбенксе на Аляске закончил исследование по поводу взрыва 47-этажной башни ВТЦ-7. Наш институт несколько лет назад выпустил книгу Анонима «Немыслимое», в ней как раз объясняется, что именно в этой башне был центр управления терактами. Ее взорвали спустя 7 часов после первых двух — таким образом зачистили все улики.

Думаю, у Трампа немало козырей — данные и по 11 сентября, и педофильской сети, в которой задействованы представители высшего света США и Западной Европы, но он будет держать этот компромат до последнего, храня «покерную маску» на лице. Тот факт, что Трампа до сих пор не убили, говорит о том, что козыри в его рукаве весьма серьезные. Кстати, и у нас в России дальнейшее развитие событий во многом зависит от того, победит он или нет. 

— Когда мы говорим о современных средствах слежения, испытуемых при нынешней эпидемии коронавируса, я правильно понимаю, что их массовое применение будет лишь там, где «чисто и светло»? В анклавах элиты и буферных зонах?

— Уже и термин появился — surveillance capitalism («капитализм наблюдения»). Только это будет посткапитализм. Впрочем, я уверен, что мировая верхушка постарается решить и данную проблему. Наверняка появятся такие гаджеты, которые позволят избранным быть невидимыми и неуловимыми. Вероятно, одна из линий стратификации как раз и пройдет между теми, кто будет виден системам наблюдения, а кто — нет. Кстати, как и сейчас, во время московского карантина, есть те, кто может ездить без всякого QR-кода, и люди, которые этого не могут. Так что верхушка «нового дивного» посткапиталистического мира, безусловно, изымет себя из-под бдительного ока систем наблюдения — и это будет высший пилотаж для представителей элиты, признак избранности, как сейчас, например, возможность заниматься педофилией и не нести ответственности.

Я глубоко убежден, что ребенок, какого бы пола он ни был, не может вызвать у нормального здорового человека сексуальный интерес. Здесь дело в другом — педофилы как бы говорят: «Мы можем делать то, чего не могут другие, мы особые». И вскоре к этой «особости», закрытым клубам, где «широко закрывают глаза», может добавиться функция невидимости. Элита посткапиталистического мира — это, скорее всего, мир «невидимок». Нечто похожее когда-то в романе «Эдем» описал Станислав Лем.

— И которым все позволено, как говорил Федор Достоевский?

— Думаю, что и само ранжирование внутри элиты будет идти по этому критерию: кому-то позволено все, значит, он невидим на 100 процентов, кто-то — на 99 процентов, а другие — только на 50 процентов. Но те, кто станет жить за пределами упорядоченного «светлого» мира (в чем-то вроде большого Сомали), столкнутся с совершенно иными порядками. И неважно, какие это окажутся страны — Бразилия или же пустеющий центр Франции. В условное Сомали может превратиться значительная часто того, что мы пока еще знаем как цивилизованный мир.

— Тем не менее это будет мир, где рядом с футуроархаикой и хаосом станут работать изощренные цифровые технологии. А насколько одичают сами люди? И начнет ли тому способствовать низкокачественное дистанционное образование, на которое нас всех хотят перевести?

— В этой сфере не все так просто. В начале апреля спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала к тому, чтобы статус дистанционного образования закрепить законодательно, причем уже в ближайшее время, а через несколько дней объяснила, что ее не так поняли, потому что возмутились родители. Если еще для университетов я могу представить онлайн-лекцию для небольшой группы студентов в качестве весьма ограниченной дополнительной формы обучения (для больших групп или экзаменов это уже не работает), то для школ дистанционные уроки не поддерживаю категорически.

Я понимаю, что движет сторонниками удаленного обучения. Об этом в свое время очень откровенно сказал Герман Греф на петербургском экономическом форуме. Он даже вспомнил по такому случаю каббалу, которая «давала науку жизни и 3 тысячи лет была секретным учением». А все потому, что «люди понимали, что значит снять пелену с глаз миллионов, сделать их самодостаточными». «Как же управлять ими? — недоумевал глава Сбера. — Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции». Но думаю, что в настоящее время с дистанционным образованием ничего не получится. Не готовы не только родители, но и школы: там нет соответствующей технической базы. Введение дистанционного образования как нормы, с одной стороны, рушит нынешнее образование, с другой — создает двухконтурное. Сами же проталкиватели этого вида образования одним из его плюсов называют дешевизну по сравнению с личностным, в котором процесс обучения и воспитания происходит в виде контакта, диалога преподавателя и школьника/студента. Притом проталкиватели говорят, что личностный вариант образования сохранится, но только для тех, у кого есть деньги. Таким образом, если называть вещи своими именами, все это затевается, чтобы под видом внедрения цифровой технологии ограничить реальное образование элитой, а тем, кого считают быдлом, дать минимум. Притом адепты «дистанционки», лишающие простой люд реального образования, не из графьев вышли — в СССР таких не было. Это лишний раз подтверждает правоту писателя Николая Лескова, считавшего главным врагом мужика не столько аристократа, сколько только что вылезшего из грязи в князи другого же мужика. На подобном построен, например, рассказ «Тупейный художник», да и в других произведениях автора проводится данная мысль.
Нужно сделать все, чтобы сорвать планы убийц нашего образования.

— В связи с этим хочется спросить о российской элите. Она, как я понимаю, в отличие от арабов и индийцев, не допущена в мировую?

— Конечно, нет. И не только сейчас. Даже дореволюционная российская элита не была допущена на этот олимп — никогда! Смотрите: ядром капиталистической системы поначалу являлись британцы. Потом они и американцы сошлись вместе благодаря группе Родса — Милнера и еврейскому капиталу, сосредоточенному по обе стороны Атлантики. Французов и немцев туда очень долго не допускали, но затем сделали исключение для некоторого числа. А вот российскую элиту за общий стол — никогда. Скорее арабов и японцев пустят. Что касается китайцев, то они и сами вряд ли захотят, хотя со времен Второй опиумной войны некоторые южнокитайские кланы оказались тесно связаны с рядом британских влиятельных семей, причем настолько, что это до сих пор влияет на внутреннюю политику Китая.

Помните, у большевиков был такой деятель Леонид Красин? Англичане его принимали, в Лондоне он участвовал в переговорах с лордом Джорджем Керзоном, оказался допущен до великосветских раутов. И все равно Леонида Борисовича встречали как туземного вождя! Англичане знали, что в революцию 1905 года он был боевиком. Красин являлся чрезвычайно разносторонним человеком — талантливым инженером (работал с фирмой «Сименс-Шуккерт» в Берлине), мог и большие деньги доставать. Кстати, в ВКП (б) этот человек был единственным, кто по своим качествам — организационным и интеллектуальным — мог считаться ровней Ленину (Александр Богданов, например, являлся ровней только интеллектуально). Но даже Красин — самый продвинутый из большевиков — воспринимался в Лондоне как дикарь, туземец. Элита, связанная узами 300–400-летней давности, никого из России, тем более нынешней, внутрь себя не пустит.

Из представителей старой российской дворянской эмиграции есть, пожалуй, лишь один человек, который сегодня принят в этих кругах как равный, — князь Георгий  Юрьевский. Он живет в Швейцарии, по одной линии — через княгиню Юрьевскую — Рюрикович, а по другой — Романов, правнук Александра II. Вот князь Георгий действительно пользуется уважением.

Что до современной постсоветской верхушки… Думаю, что с большей ее частью, если она побежит в Европу, произойдет то же самое, что с Остапом Бендером на румынской границе.

— Для Кремля этот год начинался достаточно энергично: со смены правительства, объявления изменений в Конституции, постепенного старта операции «Транзит». И вдруг коронавирус смешал все карты. Российская элита в растерянности?

— Чтобы точно ответить на данный вопрос, надо обладать инсайдерской информацией, у меня ее нет. Но, если судить с внешней точки зрения, элита растерянна. И дело не только в коронавирусе, но и в нефти. Я согласен с теми, кто считает: то, что произошло в марте (отказ от сокращения нефтедобычи и полуразвал ОПЕК), говорит о том, что нефть перестала существовать как политический фактор и мир вернулся к состоянию до 1973 года. Размахивать ею как знаменем или дубинкой больше не получится. С газом у РФ тоже проблемы. А если Россия — великая энергетическая (сырьевая) держава, то с уменьшением политической роли сырья и ростом экономических проблем в данной сфере что будет с правящим слоем? С его отношениями с населением? В годы «тучных коров» народ получал крохи с барского стола и многим этого хватало. Наступают годы «тощих коров», и контракт между властью и населением может оказаться под вопросом. Как говорил один из героев фильма «Цирк», кончается контракт, начинается антракт. Последний грозит затянуться; «коронакризисная» ситуация способна обострить его. Противоречивые оценки продолжительности ограничительных мер, связанных с «коронакризисом», исходящие от власти, свидетельствуют, на мой взгляд, о внутриэлитном противостоянии «нормализаторов» и «чрезвычайщиков». За ним просматривается борьба сторонников различных вариантов развития РФ. Что-то подсказывает мне, что наиболее рьяные «чрезвычайщики» рискуют в перспективе оказаться политическими трупами, поскольку именно их элита может сделать громоотводом социального гнева, гроздья которого уже вполне созрели.

У Маркса было такое выражение: «язычник, чахнущий от язв христианства». Проблема в том, что от терминального кризиса капитализма, о котором мы говорили, страдает прежде всего не центр, а полупериферия и периферия. Россия сейчас и есть полупериферия. «Сломалась» нефть, рушится малый и средний бизнес (при всех разговорах о его поддержке на самом деле помощь пока получают прежде всего крупные госкорпорации). И это не может не привести к социальным последствиям. Потому для нашей власти категорически важно отменить карантинные меры к концу мая (хотя и это уже запаздывает). Но, может, кто-то специально тянет резину, чтобы обозлить население? РФ, согласно прогнозам, потеряет из-за режима ограничений около 4 процентов ВВП. Возникнет ли из этого революционная ситуация? Меня нередко спрашивают: если проводить параллели, то в каком году по революционному календарю мы сейчас находимся — в 1917-м? Нет, отвечаю я, скорее в 1904-м. Вопрос лишь в том, куда мы двинемся теперь — назад от 1904-го или вперед к 1905-му?

Здесь уместно вспомнить, что говорил русский философ Василий Розанов о ситуации 1904–1905 годов. В Российской империи, по его замечанию, были так называемые образованные классы (интеллигенция и буржуазия), которых власть презирала, как и народ. Но, когда в 1904–1905 годах произошла смычка образованных и народа, разразилась революция. Переводя взгляд на день сегодняшний, замечу: одно дело — конгонять по Болотной площади белоленточную интеллигенцию, но совсем другое — когда на тебя с дрекольем и арматурой выйдет кто-нибудь вроде футбольных фанатов. Хотя считается, что они у нас контролируются спецслужбами, но это ничего не гарантирует. До революции 1917 года охранное отделение тоже пыталось контролировать революционеров, однако потом процесс вышел из-под контроля. Так что смычка образованных и улицы — это очень серьезный фактор, возникновение которого напрямую зависит от того, как будет вести себя правящий слой.

Кроме того, надо помнить, что Россия не совсем суверенная страна. Впрочем, абсолютно суверенных в современном мире нет: даже США и Китай ими не являются. Степени несуверенности у всех разные. Уязвимость РФ в том, что она зависима от мировой экономики. Любое серьезное потрясение там отзовется у нас сейсмическими колебаниями. Поэтому дальнейший сценарий станет очень зависеть от того, что происходит не только в России, но и в мире.

У РФ на мировой арене было два серьезных козыря: нефть и ядерное оружие. Сейчас осталось только последнее, что позволяет нам играть на ограниченном поле — не в глобальные игры, в которые ввязывался Советский Союз, а в региональные. В чем сила западной элиты? В связях всех друг с другом и поддержке друг друга. Контактируя с западной элитой, имеешь дело с осьминогом, многоголовым Змеем Горынычем. СССР какое-то время мог этому чудовищу противостоять. Едва ли нынешняя власть на такое способна. Как Владимир Высоцкий пел: «Как школьнику драться с отборной шпаной…» В такой ситуации надо использовать силу противника против него же, предварительно нейтрализовав «пятую колонну». <...>

Андрей Фурсов, советский и российский ученый-историк,
социальный философ, обществовед, публицист.
Кандидат исторических наук (с 1986-го).
Публикуется в сокращении

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/467995

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:


Новая инициатива положит конец ЕГЭ?Многолетнее родительское сопротивление такой форме итоговой проверки знаний, как ЕГЭ (единый государственный экзамен), наконец-то принесло свои результаты. Напомним, что основные претензии к ЕГЭ заключались в том, что, во-первых, такая форма экзамена не проверяет достоверно знания выпускника, а приучает его к азартному подходу типа «угадал – не угадал». Во-вторых, ответы проверяются компьютерной системой...

Собор святой Софии станет мечетью?5 июня президент Турции Реджеп Эрдоган поручил подготовить всемирно известный христианский собор святой Софии к официальному превращению в мечеть. Напомним, что дискуссия развернулась в очередной раз после того, как 29 мая, в очередную годовщину захвата османами Константинополя, в храме молились мусульмане. Глава государства заявил, что только граждане Турции вправе решать судьбу собора. Позже министр юстиции Абдулхамит Гюль...

Константинополь ответил на вопрос о форме преподания ПричастияНеожиданное заявление прозвучало от Константинопольского Патриархата, преподносящего по большей части утверждения раскольнического и обновленческого характера. «Святое Причастие не подлежит обсуждению», «потому что мы верим, что через Святое Причастие верные получают Тело и Кровь Иисуса Христа Спасителя, и в Таинстве Таинств не может передаваться никакой болезни», – констатировал Синод. После переписки Константинопольского Патриарха с Предстоятелями Поместных Церквей...

Прикрываясь коронавирусом: модернизм в Кипрской ЦерквиСинод Кипрской Православной Церкви 29 мая 2020 года дал разрешение на совершение Таинства Брака (венчания) в период... Рождественского поста – вплоть до 12 декабря, сообщает издание Оrthodoxia.info. То есть почти до Рождества Христова, которое в Кипрской Церкви празднуется по новому стилю - новоюлианскому календарю. Свое явно антиканоническое действие Синод объяснил тем, что из-за карантинных мер против пандемии коронавируса многие венчания были отменены...

Календарь

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Июль 2020 (20)
Июнь 2020 (130)
Май 2020 (132)
Апрель 2020 (149)
Март 2020 (143)
Февраль 2020 (74)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Наличных не будет. Впереди - цифровой безнал?Дверка электронного концлагеря вот-вот захлопнется. Это произойдёт, как только Большая шестёрка центральных мировых банков — так называемая G6, выпустит единую цифровую валюту, над созданием которой давно работает. Об этом в эфире ютуб-канала «Сталинград» рассказал доктор экономических наук Валентин Юрьевич Катасонов. «Вот какое дело: уже сами американцы стали говорить о том, что американская экономика и ФРС подобны самолёту, который взлетел с полосы в 500 метров, а для посадки нужна полоса длиной полтора километра, но такой нет. У кого-то из пассажиров, наверное, найдутся парашюты и они спасутся, а сам самолёт грохнется. И что же тогда будет дальше? 

Патогенные вирусы - оружие террористов29 июня 2020 года агентство ТАСС опубликовало обширное интервью руководителя Антитеррористического центра СНГ, генерал-полковника полиции А.П. Новикова. В нём он обратил серьезное внимание на проблемы, связанные с новыми заявлениями вербовщиков международных террористических группировок и с опасной деятельностью американских биолабораторий, находящихся в непосредственной близости от границ России. Не секрет, что всемирная террористическая сеть является важнейшей составляющей системы глобального управления, а у истоков её создания стоят спецслужбы США, Британии и ряда транснациональных структур. 

У антихриста будет пять «я»«Иноки Соловецкого монастыря передают ответ преподобного Зосимы, данный старцем ученикам, которые вопросили его о том, как узнать антихриста, когда он придёт? Преподобный сказал: "Когда услышите, что пришёл на землю или явился на земле Христос: то знайте, что это – антихрист!” – пишет в своём творении «О кончине мира» святитель Игнатий Брянчанинов. – Явит себя антихрист кротким, милостивыми исполненным любви, исполненным всякой добродетели, признают его таким и покорятся ему по причине возвышеннейшей его добродетели те, которые признают правдою падшую человеческую правду и не отреклись от нее для правды Евангелия.

© Русь-Фронт
Православие в России