Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(22-09-2020, 00:08)

О постановлениях Синода от 25 августа

Различные кадровые и дисциплинарные постановления Священного Синода Русской Православной Церкви 25 августа 2020 года, а также послание епископату, клиру, монашествующим и мирянам в связи с «вредоносным поветрием» вызвали большой отклик и различные обсуждения в интернете. Среди статей и комментариев православных христиан (мнение светских либеральных СМИ нас не интересует) на эту тему встречаются самые различные наблюдения, в том числе умеренные и обоснованные замечания (оголтелую критику и нападки на Церковь оставим в стороне). Нередко образованные и опытные специалисты, не связанные официальными должностями, могут прямо говорить (но есть вероятность недостоверной информации) о том, о чем не услышишь от официальных спикеров, связанных корпоративной дисциплиной. Озвученные верующими блогерами проблемы порой преувеличены, критика иногда преподносится в неподобающей форме, далеко не со всем можно согласиться, но суть зреющих в православном сообществе тенденций отмечена верно, о чем было бы неправильно замалчивать. Тем более, что похожие тенденции были сто лет назад до революции и со скорбью озвучены православными писателями в свое время.

Например, Лев Тихомиров в книге «Монархическая государственность» писал о положении дореволюционной Церкви: «Власть бюрократии проникает глубоко во все сферы церковного управления, и высшего, и епархиального… При таком положении высшей и средней церковной власти положение низшей, приходской, стало в высшей степени ненормальным. То христианское единение всех верующих, пастырей и пасомых, которое есть основа Церкви, исчезает и в приходе. Еще по «Регламенту» у нас допускались старинные выборы прихожанами своего клира, но фактически все это совершенно исчезло. Священник наподобие чиновника назначается на приход властью, даже без ведома пасомых, и в случаях самого неудачного назначения прихожане не могут получить себе нового пастыря по сердцу. Наоборот, возможны случаи смещения священников, вопреки единогласным просьбам прихожан, любящих отнимаемого у них пастыря. В управлении прихода, в заведовании имуществом его, миряне почти изгнаны, даже вопреки закону. Их самостоятельное участие в церковной жизни упразднено, и отсюда ряд последствий, ярче всего сказывающихся в отпадении сотен тысяч православных в сектантство. Заведующая духовной жизнью Церкви бюрократия употребляет много усилий для развития внутренней миссии, для повышения, как ей кажется, уровня священников. Но эта миссия держится на системе преследования инакомыслящих, и даже через посредство полиции, а в лучшем случае на системе теоретических «доказательств» истины православия. Повышение уровня священства достигается главным образом «материальным обеспечением» да повышением его «образования». Но в успехах церковной жизни главное составляет не полиция или «доказательства», и не «материальное обеспечение» или «образованность». Духовная жизнь состоит в тех дарах «святости», которые возможны лишь в истинно церковной жизни единения, взаимной любви и уважении «тела Церкви» и ее «пастырей».

Этого-то самого главного не дает и не может допустить бюрократическая система, которая, не уничтожаясь сама, не может выпустить Церковь «на свободу», на жизнь по закону духа самой Церкви. Этого крайнего развития бюрократия достигла особенно в последнее столетие, когда окончательно охватила все церковное управление «духовное ведомство». Управление это, совершенно подчиненное светской власти, построено на канцелярских началах, с бесконечной отчетностью, бумажным делопроизводством. Духу, вдохновению, голосу совести здесь оставлено меньшее место, нежели в управлениях, например, министерства внутренних дел».

Немало вопросов среди множества православных публицистов (не только в нашей стране) вызвал сам факт ввязывания Церкви в мировую коронавирусную панику без всестороннего исследования глобально навязываемой "пандемии" (и что скрывается за этой ширмой) и доверчивое следование требованиям светских чиновников, имеющих порой посредственное отношение к медицине. Возможно такие меры были продиктованы желанием сохранить мир и не давать повода к конфликтам и нестроениям. Но, с другой стороны, жестко спускаемые сверху ограничительные инструкции без доходчивого объяснения подлинных причин принятия подобных беспрецедентных мер вызывает недоумение, ропот и критику (порой справедливую) среди части православных христиан. Причем попытки некоторых публицистов, в т.ч. священнослужителей публично, но спокойно рассуждать на тему коронавирусной ситуации и принятыми мерами вместо всестороннего обсуждения и диалога вызывает либо игнорирование, либо строгие меры пресечения подобных диспутов. Например, дьякона Илью Маслова после ряда выступлений не допустили до служения особым циркуляром.

Никто не отрицает необходимости в Церкви дисциплины и послушания, но послушание не должно превращаться в бездумное исполнение бюрократических инструкций и противоречить совести. Даже великий святой наставник Иоанн Лествичник восхваляя добродетель послушания и осуждая самочиние в тоже время предупреждал: «Когда мы, в намерении и разуме смиренномудрия желаем покорить себя ради Господа, и без сомнения вверить спасение наше иному: то, еще прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека, обладаемого страстьми, вместо пристани в пучину, и таким образом не найти готовой погибели».

Публицист Анатолий Артюх в своем развернутом ответе на послание приводит наставления митрополита Филарета Московского по случаю эпидемии холеры: «Напрасно более боятся молитвы, нежели болезни. Неужели молитва вреднее болезни? Пережив три холеры прежде нынешней, я видел довольно опытов, что, где усиливалась молитва, там болезнь ослабевала и прекращалась». В 30-х годах XIX века от холеры в России умерло почти 200 тыс. человек. По официальной информации от короновируса на сегодняшний день в России умерло на порядок меньше. В самый разгар эпидемии холеры святитель Филарет служил молебны об избавлении от болезни и совершал крестные ходы вокруг Кремля. Священникам было поручено обходить дома своих прихожан, чтобы исповедовать и причащать желающих. Вдобавок, святитель учредил Московский архиерейский временный комитет помощи нуждающимся, который собирал пожертвования для помощи больным, их семьям, семьям умерших. Первая вспышка холеры сошла на нет в декабре 1830 года. Мужественная позиция московского митрополита сыграла, по отзывам современников, немалую роль в укреплении духа москвичей: многие из них становились добровольцами и сами оказывали помощь заболевшим.

В конце своей статьи автор затрагивает тему соборности: «Системно и планомерно в Русской Церкви уничтожается соборность. Миряне вообще документально исключены из официальной деятельности Церкви. Священники по факту сделаны крепостными епископов. К счастью у нас много достойных архипастырей, не формально относящихся к пастве и священникам. Но созданная система работает и против них и приносит свои негативные плоды. Православные миряне фактически исключены из процесса принятия каких либо решений священноначалием. Суды над священниками проходят без участия мирян. Епископ, не спросив прихожан, имеет полное право перевести настоятеля в другой приход, город, страну или вообще отправить за штат без права служения. Священники лишаются права служения только на основании нарушения клятвы послушания епископу. Многочисленные обращения мирян к священноначалию просто игнорируются. И подобных случаев десятки. Видимо, члены Священного Синода, упоминающие о соборности в Церкви, забыли, что именно миряне приносят деньги для платежей в епархию, и фактически содержат Церковь, но при этом лишены права на голос и участие в принимаемых священноначалием решениях, да и в судах над духовниками, выброшенными с приходов зачастую без внятного объяснения причин.»
Другой публицист Олег Курзаков (ссылку на не заслуживающий доверия сайт Ахилла давать не буду) комментирует решение Синода о наложении прещений на клириков и монашествующих за разглашение канонических и церковно-административных сведений: «Все последнее десятилетие чаемое церковное многоголосие с правом на дискуссию и иное мнение как выражение соборности Церкви урезалось. Затыкали рот самым громким голосам, осекались голоса менее смелых и более зависимых. Это означает, что верующие должны молчать, сверяя свою совесть не с Евангелием, а с волей начальства. Церковная иерархия присваивает себе право единственного голоса. Церковная бюрократия становится чем-то особым и независимым в теле Церкви, стремясь с одной стороны к абсолютному всевластию, а с другой — к неподсудности и отсутствию церковного контроля. Церковь должна стать по замыслу священноначалия учреждением, организацией, корпорацией с жесткой иерархичной системой. И первое, что приходит на ум — это превращение Ее в армейскую казарму с уставом и дисциплиной. В этой парадигме нет церковного народа, нет общинности и соборности, а есть приказ и подчиненные. Стремление засекретить, скрыть, сделать тайной внутрицерковную жизнь рождает подозрение, что под этим покровом совершается что-то не очень хорошее. В самой формулировке решения бросается в глаза то, что она будто специально взята из Уголовного кодекса: «Разглашение… влечет за собой: для клирика: запрещение в служении на срок до 1 года (при повторном совершении того же деяния — до 3 лет); для монашествующего: отлучение от причащения Святых Христовых Таин на срок до 1 года (при повторном совершении того же деяния — до 3 лет)». Это звучит чудовищно, но еще чудовищнее то, что это отражение именно мышления преосвященств. Они так и смотрят на своих подчиненных, видя себя прокурорами и судьями. Им будто и в голову не приходит, до чего кощунственно звучит использование в качестве санкции за дисциплинарный проступок отлучение от причастия. Что понимать под «каноническими и церковно-административными сведениями»? При желании под это можно подвести все, что угодно, все, что касается церковной жизни... Недостаток информации в обществе при недоверии к официальным источникам работает лишь бумерангом, порождая питательную среду слухов, домыслов и догадок, и создавая квазиинформационное поле. В нем действует уже своя логика, сводящая на нет медийные усилия официальных церковных спикеров, а значит, и влияние в обществе, порождая кризис доверия со всеми вытекающими последствиями.»

P.S. Еще раз повторю - озвученные верующими блогерами (насколько верующими - это отдельный вопрос, но таких становится все больше) проблемы гипертрофированы и критика порой преподносится в негативной форме, далеко не во всем можно согласиться в полной мере, но суть нарастающих в православном сообществе проблем обозначена (порой не очень вежливо) не на пустом месте. Можно конечно и дальше замалчивать и игнорировать нарастающие тенденции в Церкви, но к чему может привести в конечном итоге нарастание бюрократии и разобщение верующих, пастырей и священноначалия в Церкви можно увидеть на историческом примере революции 1917 года, когда гонения на Церковь со стороны дорвавшегося до власти богоборческого меньшинства стали возможными при молчаливом безразличии частично потерявшего веру большинства.

Отрадно, что священноначалие также понимает внутрицерковные проблемы и призывает к их соборному решению. Недавно управляющий Московской епархией митрополит Ювеналий обратился к духовенству в монастыре с посланием: «Мы в своей жизни испытали разные обстоятельства жизни Церкви, особенно в прошлом веке, и, слава Богу, Церковь выстояла. Сейчас, в условиях полной религиозной свободы, в Церкви появляются иные, внутренние проблемы, когда и духовенство, и чада Церкви злоупотребляют этой свободой и не умеют ею пользоваться. Конечно, мы все не безгрешны и в нашей повседневной жизни случаются эпизоды, которые идут вразрез с заповедями Божиими. Мне хочется, чтобы наши пастыри не через средства массовой информации размышляли о проблемах, а делали это внутри Церкви, и в первую очередь находили силу в молитве, а если возникают трудные вопросы, с которыми сложно справиться, нужно решать их внутрицерковным, соборным путем».

Очень хочется именно так поступать - решать все возникающие проблемы внутрицерковным соборным путем, но как это сделать в сложившейся ситуации дистанцирования мирян, духовенства и священноначалия, особенно в крупных епархиях, где большинство священников (не говоря о мирянах) ни разу в жизни не имели возможности напрямую общаться со своим епископом? В одной епархии наблюдал ситуацию в кафедральном соборе, когда епископ забором отгородился от прихожан на все время богослужения. И на низовом уровне на некоторых крупных приходах прихожане с печалью констатируют, что настоятелям некогда общаться с народом. А ведь мы должны «едиными устами и единым сердцем славити и воспевати ...».

Источник: https://vk.com/wall211228203_5074



В Церкви активизировался вирус обновленчестваПисьмо рабы Божьей Анастасии Колчиной обнажило глубокую язву на теле нашей Церкви. Содержание письма поразительно. В одном балашихинском храме настоятель предложил прихожанам провести открытое письменное голосование: на каком языке проводить богослужебные чтения – на церковнославянском или на русском? И все они – кроме одной-единственной сознательной христианки Анастасии – приняли участие в этом помрачительном действе. Отец настоятель разделил своих прихожан на агнцев и козлищ.

Ради всеобщей «безопасности»: маркировка «ковидных» и «нековидных»Вакцины от коронавируса, предлагаемые нас, будут промаркированы при изготовлении и, соответственно, эти маркеры будут введены в тело человека во время прививки, сообщил замдиректора по научной работе Центра им. Н.Ф. Гамалеи Денис Логунов: "Каждую пробирку с вакциной «Спутник V» отметят уникальным QR-кодом, который будет содержать информацию обо всем пути - когда ее сделали, куда отправили, где и кого вакцинировали. Этот код будет закреплен за отдельным человеком, которого вакцинируют. 

Глобалистская общность патриарха Варфоломея и БайденаВ Саудовской Аравии прошел 7-й «Межконфессиональный форум G20». В этом году - режиме онлайн. Присутствовавший на нем Константинопольский патриарх Варфоломей заявил о своей поддержке движению Black Lives Matter (BLM; с англ. — «Жизни чёрных важны»), призвал к «нулевой терпимости к несправедливости и любым другим формам и практике дискриминации»...

Арепливир: можно ли им вылечиться от коронавируса?Поступило в продажу "лекарство от коронавируса" Арепливир, которое содержит фавипиравир - американское вещество, зарегистрированное в Японии, но никогда не применявшееся там в широком доступе в связи с крайне высокой степенью побочных угроз - в частности, для беременных, у которых он вызывает гибель плода. В Японии фавипиравир был зарегистрирован на случай угрозы от особо опасного ретровируса...

Календарь

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Октябрь 2020 (21)
Сентябрь 2020 (106)
Август 2020 (120)
Июль 2020 (143)
Июнь 2020 (130)
Май 2020 (132)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Легко сказать - люби!Коренная, источная заповедь: люби. Малое слово, а выражает всеобъемлющее дело. Легко сказать - люби, но не легко достигнуть должной меры любви. Не совсем ясно и то, как ее достигнуть; потому-то Спаситель обставляет эту заповедь другими пояснительными правилами: люби, "как самого себя" (Мф. 22:39), "как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними" (Лк. 6:31). Тут указывается мера любви, можно сказать, безмерная; ибо есть ли мера любви к самому себе и есть ли добро, которого не пожелал бы себе кто от других? Между тем, однако, это предписание не неисполнимо. Все дело стоит за тем, чтобы войти в совершенное сочувствие с другими, так чтобы их чувства вполне переносить в себя, чувствовать так, как они чувствуют. Когда это будет, нечего и указывать, что в таком случае надо сделать для других...

Термометрия: в чем тайный смысл?Что бы вы ни решили посетить, или куда бы вы ни захотели направиться, везде нас ждет термометрия. Охранник с электронным термометром в руках почти насильно произведет эту манипуляцию, на которую, по закону, имеет право лишь медработник. Ведь измерение температуры - манипуляция медицинская. Термометрия нас преследует уже давно. Ее стали применять против мирного населения практически сразу после окончания весенне-летней самоизоляции. Сначала люди шарахались, потом попривыкли и стали "на автомате" подставлять чужому человеку с непонятным прибором в руках свое правое запястье или лоб, в зависимости от предпочтений держателя.

Покров Пресвятой БогородицыНе счесть всех явных проявлений помощи Пресвятой Богородицы как отдельным людям, так и [целым] народам; как в мирное время, так и на войне; как в монашеских пустынях, так и в многолюдных городах. Событие, ныне вспоминаемое и торжественно отмечаемое Церковью, лишь доказывает и удостоверяет сие постоянное покровительство Пресвятой Богородицы христианскому роду.

© Русь-Фронт
Православие в России