Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(31-07-2011, 00:15)

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС ДЛЯ НЕВЕРУЮЩЕГО

«Русь-Фронт» - информационный православный вестник.

 

Из рассказа одного священника. …Однажды <дело было где-то в далекой Сибири> разыскивает меня некая суматошная женщина, приехавшая из Москвы, и обращается с неожиданной просьбой: освятить какие-то столбушки, поставленные ею в местах, где некогда располагались часовни. Я, признаться, не все понял из сбивчивого рассказа, но выходило, что ехать придется километров за тридцать и машину за мной пренепременно пришлют.

Назавтра я оказался в малознакомой деревне. Сначала мы пили чай в просторной и светлой горнице, где, кстати, заказчица моя появилась на Божий свет: из потолка до сих пор торчал кованый крюк с кольцом, к которому в свой час подвешивалась извлекаемая из чулана люлька, а по-здешнему – зыбка. В зыбке этой возрастала и заполошная эта женщина, ее братья и сестры, кто-то из их родителей, а возможно, дед или бабушка – столь древней была изба.

Надо к случаю заметить, что избы в нашем краю – северного сложения: метров с десяток по фасаду, с двадцать пять – от конца до конца, и в двух ярусах, то есть пятьсот метров квадратных, да чердак еще, да подполье... Освящая такие сооружения, я поначалу то и дело попадал в безнадежность – хожу, хожу себе, кроплю и кроплю и вдруг заплутаю: кругом двери, лестницы, как на корабле, – куда идти? Тут – корова, там – теленок, это – овцы, это... это – козел-гад... Толкаешься во все стороны среди цыплят, поросят и кошек, пока людей не найдешь... Потом уж я без провожатых за такое дело не брался: не ровен час забредешь в самую глыбь, а хозяева тем временем подопьют и про тебя позабудут...

Вот в такой избе угостились мы крепким, душистым чаем, а потом пошли к старой черемухе у дороги. Там стоял обыкновенный столбик в человеческий рост, какие используются для сооружения оград и заборов. У вершины его был красиво вырезан православный крест, под которым в специальном углублении помещалась завернутая в непромокаемую пленку картонная иконочка святителя Николая, архиепископа города Миры, что в Ликии.

Прочитав подходящие для сего случая молитвы, я окропил памятный знак святою водой, и мы отправились к зерносушилке, где, как выяснилось, в прежние времена располагалось кладбище. Здесь редко где встретишь могилу старше шестидесятых годов, когда очередная атака на позиции российских крестьян, проходившая под знаменем «неперспективности деревень» завершилась полной победой. И вместе с разоренными деревеньками пошли под бульдозер или в огонь недорушенные во время предыдущих баталий часовни, храмы, с ними заодно – и погосты. Теперь все эти угодья без следа сгинули в обширнейших полевых пространствах, зарастающих непролазным кустарником, ветви которого, а по-здешнему – вицы, пригодны для плетения хороших корзин.

Потом вернулись в деревню и освящали столбик на месте другой часовенки – в честь Казанской иконы Божией Матери. Наконец, добрались до колодца, осквернявшегося то кошкой, то крысами, то воронами.
– А отчего они, – спрашиваю, – с такою охотою туда прыгают?
– Племянник мой сбрасывает... Он немножко – того, – и постучала указательным пальцем по виску: - нынче и в армию его не взяли... Никого из нашей деревни не взяли... Трое призывников, и ни один не сгодился, – разговаривала она отрывисто и торопливо. – Из отцовского поколения – все мужчины деревни ушли на войну... Из моего поколения – все парни служили в армии... Некоторые даже – на флоте... А теперь мы уже не дадим защитников Родине... Остались одни дураки... Таких и за трактор посадить нельзя, не то что доверить оружие... А кого они нарожают?.. Если нарожают, конечно... Говорю брату: батюшка приедет, хоть сына-то окрестил бы... Он чуть ли не с кулаками на меня набросился... Хотя столбики и крест сам делал... За водку, правда... Но креститься, говорит, и за водку не буду... И сына не дал крестить... Николину часовню, между прочим, брат и спалил... Когда пришли столбик вкапывать, думала, хоть какие-то чувства в нем зашевелятся... А он – словно колода бездушная... Вообще-то у нас все некрещеные... Разве что старушка одна... Да и я крестилась совсем недавно... В Москве...

Спросил, кто она по профессии: где ж, думаю, можно разговаривать таким диковинным образом?
– Начальник смены на телеграфе... А до этого много лет проработала телеграфисткой-телефонисткой, – и без перехода начала рассказывать о плане восстановления часовен: где раздобыть лес, тес, кровельное железо, у кого заказать иконы...
Я уже не успевал принимать телеграммы и потому решился переключить аппарат:
– У нас на сегодня еще какие-нибудь планы есть?
– Освятить дом... Пообедать... А потом шофер отвезет вас...
– Он хоть дождется?
– Конечно... Сосед... Дальний родственник... В кинопрокате работает... Машину ему на весь день дали...

И пошли мы освящать ее хоромину: это был пятый подряд молебен – язык у меня стал заплетаться. Бродили, бродили – по комнатам, коридорам, чуланам, кладовкам, закутам, клетушкам и опустевшим хлевам, торопыга то подталкивала меня с одной лестницы на другую, то забегала вперед, чтобы отворить дверь, счет которым давно потерялся.
– И последнее, – объявила она, – сеновал...
Перед нами открылось пространство таких необъятных размеров, что я сразу заглянул в ковшик – хватит ли святой водицы для окропления. Перехватив мой взгляд, она молниеносно телеграфировала:
– У меня есть... Крещенская... Сейчас принесу... Только стойте на месте... Не уходите никуда, – и убежала.

Наполнив ковшик, я обошел с кропилом выметенный сеновал…
– Стадион: для футбола, может, и маловат, а волейбольная площадка – как раз поместится, и зрителям места хватит.
– Когда-то здесь и взаправду был стадион, – улыбнулась она. – Отец летом на косилке работал, приносил зайчат – мааленьких... Мы с братом выкармливали их, – мне показалось, что она стала говорить спокойнее и мягче, – к зиме они вырастали и устраивали гонки: по стенам, потолку – ну, по кровле... Дом был крыт еловыми досками, вот они по этим доскам – снизу, изнутри – и носились... Ушками вниз... Смешно... Жили они свободно – могли и во двор выскакивать, но зимой далеко не бегали... Так, по огороду: весь снег перебаламутят – и опять в дом... А весной – уходили... Сначала на день-на два, а потом – навсегда... Летом пойдешь в лес по грибы или по ягоды, встретишь зайчишку какого-нибудь: он замрет и уставится на тебя... А ты думаешь: может, это твой выкормыш?.. Они ведь почти ручными становились – даже погладить себя иногда разрешали... Скотина к ним относилась нормально... Собачка у нас была – спокойная такая: вообще внимания не обращала... Кошка только... Спит где-нибудь, а они носятся, да и налетят на нее... Случайно или нарочно – не знаю... Кошка заорет – и за ними, да разве угонишься?.. С зайчатами этими все детство прошло: и мое, и братнино... А теперь вот не всегда поздороваться снизойдет... Особенно после того, как я окрестилась и стала в церковь ходить... Если бы еще только он... Мы с вами целый день по деревне да вокруг нее шастаем... Хотя бы одного человека заметили?.. То-то и оно: все попрятались... Креста боятся... И дома – в Москве – у меня то же самое: никто в церковь не ходит... Беда!.. Что я должна сделать, чтобы помочь им, чтобы спасти?..

Батюшка, который меня крестил, говорит, что Господь нынче дал каждой русской семье, ну – фамилии, роду, по одному верующему... Это, говорит, как после кораблекрушения: бултыхаются люди в океане небольшими такими... кучками... Батюшка как-то покрасивее говорил, но я слово забыла... И вдруг одному из каждой кучки дается лодка... И все могут спастись – места хватит... Он протягивает им руки... Но они отворачиваются и знай себе плюхают ладошками по волнам: мол, сами выплывем... Вот так батюшка говорит... А вы что на это скажете?..
Я сказал, что батюшка, пожалуй, прав.
– Но тогда человек, который в лодке, ну, который уверовал, будет держать ответ за них на Страшном Суде?.. Понятно, что прежде всего спросится с тех, кто отказался спасаться... Но если этот, в лодке, работу свою будет делать неважно?.. Как вы полагаете?..
Я полагал, что ответ, пожалуй, держать придется.
– А у меня ничего не получается... Бьюсь, бьюсь – никакого толку...
– Да не терзайтесь, – говорю, – все идет нормально, и в свой срок с Божьей помощью то, что должно получиться, получится.

Тут она стала перебирать разные человеческие недостатки, пытаясь определить, который из них более прочих мешает ей в благом деле лодочного спасательства.
– Веслами, – говорю, – сильно махать не надо, а то утопающие пугаются, да и по голове запросто можно угодить. – Она почему-то обрадовалась этому наставлению, и мы, наконец, пошли обедать.

Потом я ехал домой и думал, что московский батюшка – молодец: оберегая неокрепшую душу новообращенной, он не стал раскрывать дальнейшие перспективы морского сюжета. Между тем, сдается, что они довольно определенны: коли уж в этих лодках места хватает для всех, то новых плавсредств может не оказаться. И когда легкий бриз унесет все суденышки за край видимого горизонта, не останется никого, кто мог бы протянуть руку тонущему и удержать его. Возможно, лодочки эти – наша последняя надежда, последний шанс.

О. Ярослав Шипов «Отказываться не вправе»

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Чем грозит «вторая волна»?На сайте «Октагон» появилась информация о том, что мэр Москвы Сергей Собянин поручил всем городским структурам готовиться ко второй волне коронавируса, а значит, все недавно отмененные в столице антиконституционные ограничения совсем скоро – уже с 20 сентября – снова вступят в силу, причем, возможно, в более жестком варианте. В столице будет возвращен режим электронных пропусков, самоизоляции населения...

О чем говорят весенние холода и дождливое лето 2020-го?В настоящее время так называемые экономические засухи и политические наводнения, уже практически ставшие неотъемлемой частью прогнозов погоды, мало у кого вызывают удивление. Климат становится областью экономики и национальной безопасности, а климатические виды вооружений – наиболее охраняемой государственной тайной. Наверно, многие обратили внимание на то, что 2019 год и первая половина 2020-го стали временем температурных рекордов. Помните? 

Нас загоняют в электронный концлагерь. Что делать?Сегодня не только православные верующие, но и многие вдумчивые светские люди всерьез озабочены ускоренными темпами построения электронного концлагеря в России. Экономисты, журналисты, артисты, кинорежиссеры, а также люди иных профессий дружно восстали против цифровизации, которую правительство навязывает нам под предлогом «борьбы с пандемией». Однако мнение избирателей слуги народа полностью проигнорировали...

Новая инициатива положит конец ЕГЭ?Многолетнее родительское сопротивление такой форме итоговой проверки знаний, как ЕГЭ (единый государственный экзамен), наконец-то принесло свои результаты. Напомним, что основные претензии к ЕГЭ заключались в том, что, во-первых, такая форма экзамена не проверяет достоверно знания выпускника, а приучает его к азартному подходу типа «угадал – не угадал». Во-вторых, ответы проверяются компьютерной системой...

Календарь

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (130)
Май 2020 (132)
Апрель 2020 (149)
Март 2020 (143)
Февраль 2020 (74)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

Насколько решен вопрос о чипировании?Россия вплотную подошла к черте, за которой начнется чипирование населения. На первом этапе оно будет добровольным, а дальше – как получится, – с такими утверждениями мы столкнулись в публикации Михаила Мельникова «Чипирование – вопрос решенный: начнут с москвичей». Насколько верно это утверждение, волнующее, наверно, каждого человека, взялись разобраться наши журналисты. Итак, 16 июня глава Совета по правам человека Валерий Фадеев, комментируя перспективы чипизации населения, заявил, что остановить прогресс невозможно, можно лишь снять «сопутствующие риски». Так неужели россиян будут чипировать?

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерииОбщественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Неделя 4-я по ПятидесятницеЗнаю, что многие из вас дома читают Св. Писание, знаю также и то, что читаете вы главным образом Евангелие, а послания апостолов и Деяния апостольские мало читаете. Почему мало читаете? Потому что, во-первых, не знаете того, как много высокой мудрости содержится в этих посланиях, считаете их второстепенными по сравнению с Евангелием. Это первая причина. А вторая причина та, что послания апостола Павла, которых больше всего среди посланий апостольских, написаны очень трудным языком. Мысль его течет весьма своеобразно, не так, как обычно мыслят люди. Даже апостол Петр сказал в одном из своих посланий, что есть в посланиях...

© Русь-Фронт
Православие в России