Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(5-11-2011, 00:20)

ОТЕЦ ФЕОДОР

Православный рассказ

Скитался я тогда, – рассказывал отец Феодор, – как тать в нощи, не зная, где главу приклонить. Укрывался, правда, у добрых людей, но невмоготу уже стало вести такую жизнь, а тут услышал я, что недалеко от Питера на Финской земле сохраняется еще в полной силе наш древний православный русский Валаамский монастырь.

 

Больно крепко захотелось мне уйти туда, поклониться угодникам Божиим Сергию и Герману да попросить совета у тамошних старцев. Уж, очень духом пал, малодушествовать стал. Знал, конечно, что не снести мне головушки, если попадусь, да еще у самой границы: тут уж пощады не жди. Еще хорошо, если сразу убьют, а то замучают, запытают, поиздеваются перед смертью. А все-таки решился, пошел.

Нужно было пробираться по болоту, а там за небольшой речушкой уже была чужая сторона.

Ночь темная, дождь хлещет, а я иду да шепчу молитвы и батюшку Иоанна поминаю. По времени вижу, что давно пора бы дойти до речки, а ее и следа нет. Умаялся страшно, мокрехонький весь, а идти куда – не знаю, потерял направление. Забился я под какую-то елку и решил посидеть до утра, а там будь, что будет. Немного вздремнул и вдруг слышу: никак собака лает где-то. Открыл глаза – лай все ближе и ближе. Видно, учуяла меня – так и рвется. Понял я, что погибель моя пришла, упал на колени, тяжко сжалось сердце: умираю ведь без покаяния. Схватили меня и потащили куда-то. Ну, думаю, не жилец я на этом свете. Слышу, как один чекист говорит другому:

– Видно, это тот шпион, которого ждали.

Приволокли меня чекисты на свой пост, обыскали и в одном белье бросили в какой-то подвальчик. Над головой телефон трещит, обо мне, видно, сообщают. Через час машина загудела – начальство приехало. Открылась дверь, и входит чекист: маленького роста, глаза, как у хищного зверя горят, весь трясется от злобы.

– Ну, поп, песенка твоя спета, выкладывай начисто, с каким заданием переходил границу, и кто тебя послал? Молчу в ответ, все равно ведь не поверят, а только мысленно взываю к Господу, чтобы послал скорую кончину. Мое молчание окончательно взбесило чекиста, он выхватил револьвер и заорал:

– Говори, а то убью.

Я молчал. Рука с револьвером быстро приблизилась к моему лицу, щелкнул курок – осечка, еще раз – опять осечка. С проклятием ударил меня наотмашь.

Пришел я в себя только в машине. Как узнал потом, везли меня тогда в Ленинградское ГПУ на расправу – уж больно важный преступник попался в руки.

Ну вот, привезли меня, больного, израненного, и бросили в одиночку, а это, как вы сами догадываетесь, уже конец: оттуда выхода на свет Божий не было.

Об одном только вопию: чтобы Господь без мучений принял душу мою.

Забылся я сном, и видится мне батюшка Иоанн. Склонился он, будто, надо мной и ласково говорит: "Ты же хотел пострадать за Христа, вот Господь и посылает тебе по желанию твоему". Проснулся я, и легко мне стало: Господь надо мной, и батюшка меня не оставляет.

Немного дней прошло, уж не упомню сколько, только ночью пришли за мной и повели на допрос. Тащат меня под руки: ослабел я совсем и от боли, и от голода, а я только в сердце моем кричу:

– Батюшка Иоанн, ты при жизни не оставлял меня никогда, в час же смертный мой умоли Господа, да не убоюся принять от Него праведное воздаяние за грехи мои тяжкие.

Привели меня в какую-то комнату и кинули на табурет. Окно с решеткой, а под ним стол, куча бумаг на нем, лампа горит под абажуром, почти совсем закрывая лицо следователя. Вижу только, что не стар годами. Наклонился, перелистывает и читает, видно, мое дело.

Посидели мы так молча, а затем следователь, не поднимая головы и не глядя на меня, говорит:

– Ну, старик, говори всю правду, не лги, все равно ведь дознаемся. Какая организация послала тебя?

Я молчал.

– Ты думаешь, что мы не сумеем тебя заставить заговорить. Не знаешь разве, куда попал?

Перекрестился я и говорю:

– Знаю, что не поверите, но только никто меня не посылал, а пробирался я на Валаам, пожить хотел в монастыре.

Поднял тогда он свою голову и уставился на меня. Пристально так смотрит в глаза, а я на него, не могу оторваться, словно завороженный. И показалось мне, что и время как бы остановилось, и все окружающее будто в тумане, и мыслей никаких – только его глаза сверлят меня насквозь... Сколько так продолжалось, не упомню. Может, минуту, а может, и час... Собрал я все свои силушки и с великим трудом начал мысленно призывать Господа. Только вдруг опять слышу его голос:

– Скажи, старик, бывал ли ты в таком-то году летом в селе Троицком?

Меня так и обожгло. А нужно вам сказать, что скрывался я в то время, прихода давно уже не было, вот я тайком и ходил от деревни к деревне, от села к селу, все по добрым людям. Требы совершал, утешал, как умел, народ наш многострадальный и плакал вместе с ним о потерянном благочестии. Любили меня люди, охотно прятали и передавали друг другу, и Господь хранил до времени.

Так-то я и попал в свое время в большое село Троицкое, около двух недель жил у добрых людей и собирался уходить в другое место, когда как-то поздно вечером застучали к моим хозяевам, а потом приходит ко мне на чердак, где я ночевал, мой хозяин и так смущенно говорит:

– Батюшка, уж не знаю, право, как тебе и сказать. Дело-то не совсем обычное. Есть у нас заведующий школой, завзятый такой коммунист, безбожник. Сынишка у него единственный все болеет: нога у него не действует, уж больше года гноится. И по докторам возили, и в больнице лежал, а все ничего не помогает. Да бабушка, вишь, у него есть, покойной жены заведующего мать, женщина верующая, тихая, безропотная, все плачет, что Господь за грехи отца наказывает сына. И надумалось ей, пока отец-то в отъезде, просить тебя, батюшка, прийти помолиться о внуке. Уж не знаю, как и быть. Школа-то посреди села, тут и милиция рядом сельская, и сельсовет. Как бы чего недоброго не случилось.

Больно и мне не хотелось идти, да вспомнил, что иерей же я и мой долг великий идти к страждущему по зову.

Пошли мы с бабушкой, а та по дороге все плачет и расспрашивает, не сержусь ли на нее, ведь один внук остался, дочь недавно схоронила, а теперь вот туберкулез ноги у внука и доктора грозят отнять ногу. Несчастье-то какое!

Пришли мы наконец в школу. Вижу, лежит паренек лет пятнадцати, лицо худющее, одни глаза лихорадочно горят. Нога забинтована, и запах такой нехороший от нее. И жалко стало мне его до слез.

Вынул я епитрахиль, крест, маленькое Евангелие, а бабушка из сундука достала икону Царицы Небесной и Целителя Пантелеимона, и стал я молебствовать, со слезами вопия ко Господу об исцелении люто страждущего: сам-то болящий молчал, только временами застонет так жалостно, что за сердце хватает. Помолились мы, дал ему крест поцеловать – целует. Помазал ему голову елеем, благословил – и зашагали мы обратно домой.

А рано утром тревога. Прибегают сказать, что ищет меня милиция. Кто-то донес. Хорошо, что изба моих хозяев была почти на краю села. Позже от людей уже узнал, что хозяев-то моих арестовали, и так горько мне было, что из-за меня, грешного, пострадали невинные люди. Доселе не могу забыть их, постоянно молюсь за них.

Вспомнилось мне все это сразу, как спросил меня следователь, был ли я в Троицком. Господи, неужели еще придется невинных людей выдать. Не допусти этой страшной пытки!

– Был, – отвечаю.

– А не был ли ты в школе? – опять (как ножом резанул!) спрашивает следователь. Вижу, что скрыть нельзя, все ему известно.

– Был и в школе, – отвечаю.

– Что ж, и молился там?

– Молился.

– Сам ли ходил или звал кто тебя?

– Горе звало великое, страдание человеческое безысходное.

Вздрогнул я, когда рванулся он со стула и стал шагать взад-вперед по комнате, как зверь лютый, только огонь от папироски ходуном ходит в зубах.

Вижу, что гнев-то закипает и вот-вот прорвется, а я от слабости и боли и страх как-то потерял. Знал, что жизни во мне на грош осталось. Походил он так и опять сел за стол.

– А помнишь, как мальчонку-то мазал маслом? Ведь это я был. Совсем я потерялся от этих слов и только молился про себя.

– Ну вот, старик, где встретились. Счастье твое, что ко мне ты попал и по голосу узнал я тебя. Получишь разрешение на выезд из города – и немедленно беги как можно дальше отсюда. Помни, второй раз я тебя уже не смогу спасти.

– Вот какими непостижимыми путями Всемогущий Господь ведет человека ко благу, лишь бы он только не терял веры в Него, – закончил отец Феодор свой рассказ.

Из книги "Просите, и дано будет вам". Непридуманные рассказы о чудесной помощи Божией.

Клин. "Христианская жизнь". 2004

 

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


На российские стартапы, изолирующие людей друг от друга, выделят миллиардРазработчики приложений, которые «помогают избежать физического контакта людей», получат гранты на миллиард рублей. Это предложение содержится в плане действий правительства по восстановлению экономики, предложенном премьером Мишустиным Путину. План уже одобрен президентом. «Решения для социального дистанцирования, удаленной работы, учебы и досуга, онлайн-занятости, рекомендательные и коммуникативные сервисы и телемедицина» названы названных приоритетными в ИТ-отрасли. 

​​​​Эмир Кустурица о сovide: Mы будем наказаны смертью«Mы будем наказаны смертью, потому что не смогли вовремя понять, что богатство не может всё, а мы верили в эту ложь... ...Когда вы нажимаете кнопку на пульте и загорается телеэкран, то неважно, откуда идут к вам картинка и звук, вы уже бросили веревку, которая сгодится вам в конце только для того, чтобы повеситься. Вы уже становитесь свидетелем и соучастником. Всё это происходит в то время, когда человеческая аморальность является условием успеха...

Ученые нашли способ блокировки системы распознавания лицУченые из массачусетского Северо-Восточного университета разработали футболку, которая делает своего владельца невидимым для системы распознавания лиц. И все благодаря странному принту. Прежде чем распознать объект, система должна сначала его обнаружить и зарегистрировать. Но калейдоскопический принт с красочными неровными узорами построен таким образом, что прерывает систему уже на стадии обнаружения. Иными словами, скопление пикселей...

Можно ли отказаться подписывать договор о «Социальном мониторинге»Москвичка Ольга Лисицина оказалась в числе тех, кто был вынужден сдать анализ на антитела к COVID-19. Последствия этого обернулись для нее самым настоящим кошмаром. Из-за незначительного превышения нормы по одному из показателей теста, ее принудительно заставили установить на смартфоне приложение «Социальный мониторинг», позволяющее отслеживать местоположение владельца смартфона. 

Календарь

«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Июнь 2020 (26)
Май 2020 (132)
Апрель 2020 (149)
Март 2020 (143)
Февраль 2020 (74)
Январь 2020 (107)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

«Мы - люди, а не рабы мэра Собянина!» Указы градоначальников проверят на соблюдение прав гражданЖёсткие авторитарные действия руководителей ряда регионов в период появления нового сезонного респираторного заболевания вызывают у народа массу справедливых нареканий и протестов. Пальму первенства по внедрению «карантинных мер» держит мэр Москвы Собянин. Несмотря на справедливые выступления представителей научного сообщества, неоднократно предлагавших адекватные решения в сложившейся ситуации, безграмотные в области эпидемиологии чиновники упрямо гнули свою линию на ужесточение режима. Глядя на творящийся беспредел, видные учёные порой уже не сдерживают эмоций. 

Мария Шукшина: можем ли мы рассчитывать на поддержку Патриарха и Президента?Сложность нынешнего времени в том, что мы тонем в океане информации. Этот океан выносит людей на разные берега, сталкивает лбами, и пока, слава Богу, не доводит до кровопролития! Как отличить зерна от плевел? Где правда, где фейк? Кому верить, от кого бежать? Я, как и большинство россиян, пытаюсь в этом потоке информации разобраться, слушаю множество экспертов и аналитиков днями и ночами... Вопросов больше, чем ответов. Вернее, ВОПРОС у меня один. Оговорюсь сразу, апеллирую я не к тем, кто инертен, и не к генетически запуганным "гулагом", и не к тем, кто уже превратился в биороботов и готов на любое чипирование и оцифровку, лишь бы не отобрали хлеба и зрелищ. Я хочу поговорить с людьми здравомыслящими, наделенными Богом свободой воли...

Мир в состоянии неопределенности: хозяева денег могут стать хозяевами мираВ предлагаемой ниже публикации описано несколько сценариев развития кризиса в России (смоделированных экспертами консалтинговой компании BCG) с последующими комментариями профессора, председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентина Юрьевича Катасонова. Итак, Первый сценарий развития событий. Он назван «отскоком» и предполагает, что из-за сокращения объемов непродовольственной розничной торговли и временной остановки предоставления потребительских услуг после самоизоляции и закрытия границ ВВП России снижается на 4-6% (эта оценка совпадает с прогнозом ЦБ)...

© Русь-Фронт
Православие в России