Русь-Фронт

Опрос

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

[voteresult]

Результаты опроса

Как Вы относитесь к прошедшему на Крите в июне 2016 года Всеправославному собору?


Отрицательно
Не согласен с его решениями и документами
Не считаю этот собор собором всей Православной Церкви
Не знаю о таком соборе

Всего проголосовало: {votes}
[/voteresult]
(16-11-2011, 00:15)

ОПРОМЕТЧИВОЕ РЕШЕНИЕ

Русь-фронт информационно-православный вестникАфганская эпопея спецназа ГРУ. После октябрьских праздников в батальон прилетел генерал Кульчицкий.

– Что вы тут самодеятельность развели? – набросился он на комбата. – Бродите толпами, а караваны безнаказанно шастают по вашей территории. Что, не знаете, как спецназ должен воевать? – Он развернул стандартный лист бумаги, испещренный записями, чертежиками: – Вот схема, как батальон должен действовать. Зону ответственности поделите на три части, ротные участки разделите на взводы. Каждому распишите средства усиления, кто конкретно им придается: радист, минер, медик, расчет АГС. Люди должны знать, кто с кем взаимодействует. На основе этих постоянных боевых групп составьте график боевых выходов с таким расчетом, чтобы в зоне ответственности каждой роты находилась одна группа. И действовать она там должна не день или два, а минимум неделю. На этот срок выдайте запас продовольствия, аккумуляторы для радиостанций и все прочее. Только таким образом вы сможете по-настоящему контролировать свою зону.

Генерал все расчеты построил из опыта, который он приобрел в пустыне, без учета местных горных условий. Григорий это понял, заерзал на стуле.

– У вас что, есть другое мнение? – спросил Кульчицкий.

– Что-то не по душе мне эта затея… Мы уже так действовали, а результаты – кот наплакал. Только своих людей и оружие теряли. Тактика Клементьева лучше. Он высадил две роты средь бела дня в кишлачной зоне Лагурджи и вернулись с трофеями: винтовки, мины, боеприпасы притащили. Если согласиться с вашим планом, то, во-первых, не на каждой местности боевая группа неделю продержится. Есть места, где она будет истреблена на второй или третий день, и мы потом будем организовывать операции, чтобы трупы вытащить…

– Не надо меня пугать, – оборвал его генерал. Он был не рад, что затеял этот разговор. Мог приказать – и все дела. А теперь приходится выслушивать разглагольствования какого-то капитана, который чудом удержался в должности. – Безвыходных положений не бывает. Усильте взвод бронегруппой, дайте им «Шилки». Они будут находиться в десяти-двадцати километрах и в случае надобности подоспеют на выручку.

– Тогда возникает такой вопрос, – не унимался Григорий, опасаясь, что в случае неудачи вся ответственность снова ляжет на его плечи, – в роте бронегруппа одна, а взводы будут меняться. Значит, она должна безвылазно находиться на маршруте. И еще проблема: взводных некомплект.

– Ничего страшного – сержант поведет. Во время прошлой войны сержанты разведгруппы в тыл немцам водили, а мы все перестраховывается, боимся, как бы чего не вышло. В бою толковый сержант иного взводного стоит.

– Оно-то так, – согласился Григорий, – но если что-нибудь случится и узнают, что мы послали группу без офицера, нас просто не поймут.

– Хорошо, – несколько сбавил тон Кульчицкий. Видимо, довод оказался убедительным, – вы же можете посылать во главе групп заместителей командиров рот, политработников, начальников служб. Сколько их без дела болтается.

– Ну, допустим, назначили начальника службы командиром группы, – согласился Григорий. – Он людей не знает, они его тоже. И это еще не все. У нас служба как организована: одна рота в наряде, а две могут воевать. По вашему же проекту получится, что один взвод с каждой роты воюет неделю, второй готовится его менять, а третий службу несет. Но командир роты один. Он должен и группу в рейд отправить, и наряд проинструктировать, и хоть какие-то занятия организовать. А как комсомольские и партийные собрания проводить? Чехарда получается. Если честно, я не вижу никаких преимуществ вашего плана.

Генерала выручил молчавший до сих пор Клементьев.

– Боков, хватит тут демагогию разводить! – решительно сказал он. – Чтобы к утру все было расписано.

Григория шокировала покладистость комбата. Он пошел на поводу старшего по званию и должности, хотя тот был не прав. Как действовать небольшой группе в душманском тылу целую неделю? Это значит обречь людей на верную гибель. Мятежники под самим Джелалабадом устраивают нашим войскам засады и остаются безнаказанными. «Конечно, – подумал он, – комбат поддался авторитету генеральского звания, а я для него кто? Какой у меня авторитет? А что, мне больше всех надо?»

Чертыхаясь и проклиная все на свете, Григорий расписал таблицу, вызвал командиров подразделений и с учетом реального количества людей составил боевые группы, определил порядок взаимодействия.

На следующий день первые из них ушли в свободный поиск. Хотя поиском их действия можно было назвать с большой натяжкой. Обычно после того, как группу выбрасывали вертолетом или бронетехникой, разведчики стремились уйти подальше от места высадки, забивались на какую-нибудь глухую вершину и оттуда докладывали в батальон все, на что хватало фантазии. Когда начинало пахнуть жареным, сообщали, что их обстреливают, и возвращались домой.

Все понимали: рано или поздно игра с судьбой закончится плачевно. Это случилось с группой старшего лейтенанта Мартынова. Вертолет ошибочно высадил ее на вершину возле кишлака. Днем командир группы не решился исправлять оплошность авиаторов. Но и оставаться под пристальным наблюдением мятежного кишлака было опасно. Начали постреливать с ближних вершин. С наступлением темноты решили переходить в свой район. Только спустились метров на двести – по ним ударили со всех сторон. Мартынов дал команду вернуться обратно, но вершина оказалась занятой мятежниками. Выбора не было, и все метнулись к сухому руслу прямо на засаду. Их подпустили на 10-15 шагов и в упор ударили из пулемета. Небольшая группа во главе со взводным вырвалась из огневого мешка и успела забежать на высотку, занять круговую оборону. Срывающимся голосом Мартынов доложил в батальон трагическую весть: «Веду бой возле кишлака Бадпаш Кузакала. Восемь человек убиты, трое ранены. Нас обложили человек двести. Прощайте!»

– Срочно лететь! – замотал головой от навалившейся тяжести Клементьев, схватил трубку телефона, связался с командиром вертолетного полка полковником Нургалиевым, рассказал о случившемся.

– Ночью поднимать вертолеты не буду, – решительно ответил тот. – Подождем утра.

– Какого утра! Какого утра! – взвился комбат. Он в душе клял себя за то, что позволил Кульчицкому навязать губительный план. – До утра там никого в живых не останется… Ваши же вертолетчики ошиблись, не на ту высоту высадили. Вас за это тоже по головке не погладят.

Упрек комбата подействовал:

– Хорошо, готовьтесь.

– Мы уже готовы. Я возглавлю группу.

Нургалиев вызвал к себе Пырина и в присутствии офицеров штаба сказал:

– 20 километров юго-западнее Митерлама, севернее отметки 1262 ведет бой группа спецназовцев. Позывной по УКВ «Рожь 1», есть убитые, четверо тяжело ранены. – Посмотрев в глаза Пырину, по-свойски добавил: – Слушай, наши спецназовцев не на ту высоту высадили. Их там «духи» зажали. Надо срочно доставить группу поддержки и вытащить раненых.

– Надо так надо, – с готовностью ответил Пырин.

– Но ты один не полетишь… Ставлю задачу под магнитофон: на месте командира экипажа – капитан Пырин, на правом сидении – полковник Нургалиев.

Николай понимал: хотя комполка и на правой «чашке» будет сидеть, но все равно он старший по должности и придется действовать с оглядкой.

– Товарищ командир, меня такой состав экипажа не устраивает. Я со старшим лейтенантом Овчинниковым выполню задачу.

– Я что на прогулку напрашиваюсь… Пойми, если с тобой не полечу, то и здесь мне оставаться нельзя… Вероятность возвращения экипажа очень малая. Надо садиться на дэшэка.

– Понял, командир… Вернемся!

Захватив группу спецназовцев, в полночь два вертолета вылетели в район боевых действий. При взлете по команде Пырина все бортовые огни выключили.

– Хрен теперь из дэщэка по нам попадут, – сказал он Нургалиеву, – разве что шальная пуля залетит…

В разрывы облаков выглядывала луна, выхватывая изтемноты очертания высоких гор. Пырин цепко всматривался в землю, пытаясь определить, где залегли спецназовцы. По его команде разведчики обозначили площадку приземления пирофакелами, трассерами и по радио указали огневые точки противника, который занимал западные гребни нависших над ними высот.

Вертолет огневой поддержки капитана Манько сделал пять заходов, кромсая землю ракетами и пулеметными очередями.

– Теперь и нам пора, – сказал Пырин.

Он повел машину в район высадки по ущелью. Для верности четыре раза медленно прошел вдоль извилистого сухого русла, уточняя рельеф местности. Поднялось густое облако пыли. Из-за навешенной на кабину экипажа брони обзор был никудышний, а теперь совсем ничего нельзя было разглядеть.

– Витя, ты различаешь мой голос? – спросил Пырин борттехника.

– Да! – ответил Цымбалюк.

– Слушай мою команду: открывай дверь грузовой кабины, ложись на пол и смотри вниз за смещением при подходе к земле. Докладывай расстояние.

– Смещаемся влево, смещаемся влево… Так держать… Смещаемся вправо, смещаемся вправо, так держать! – командовал борттезник и вертолет благополучно приземлился.

Клементьев с горсткой спецназовцев спрыгнул на пуповину, которую удерживал Мартынов. Всех раненых с капельницами быстро погрузили на борт, и только взлетели, только вздохнули с облегчением, загорелось сигнальное табло «Аварийный остаток топлива». Его взяли столько, чтобы машина от загрузки не потеряла маневренность, и хватило вернуться на аэродром. Но раненых нужно было доставить в госпиталь. Пырин связался с аэродромом, предупредил руководителя полетов голосом, не допускающим возражений:

– На борту – «трехсотые». Топливозаправщик – на полосу под вертолет! Заправляться буду без выключения, с левого борта, подвесной бак.

Команду аэродромные службы выполнили безпрекословно, и еще топливозаправщик не успел отъехать, как вертолет поднялся в ночное небо и взял курс на госпиталь…

Николай Кикешев «Встань и иди. Афганская эпопея спецназа ГРУ».

[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

[/group]
Другие новости по теме:
16 ноября 2011 09:01
Петр Бестужев пишет:

Очень ценные рассказа, благодарю!
[signature]
{signature}
[/signature]

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


На российские стартапы, изолирующие людей друг от друга, выделят миллиардРазработчики приложений, которые «помогают избежать физического контакта людей», получат гранты на миллиард рублей. Это предложение содержится в плане действий правительства по восстановлению экономики, предложенном премьером Мишустиным Путину. План уже одобрен президентом. «Решения для социального дистанцирования, удаленной работы, учебы и досуга, онлайн-занятости, рекомендательные и коммуникативные сервисы и телемедицина» названы названных приоритетными в ИТ-отрасли. 

​​​​Эмир Кустурица о сovide: Mы будем наказаны смертью«Mы будем наказаны смертью, потому что не смогли вовремя понять, что богатство не может всё, а мы верили в эту ложь... ...Когда вы нажимаете кнопку на пульте и загорается телеэкран, то неважно, откуда идут к вам картинка и звук, вы уже бросили веревку, которая сгодится вам в конце только для того, чтобы повеситься. Вы уже становитесь свидетелем и соучастником. Всё это происходит в то время, когда человеческая аморальность является условием успеха...

Ученые нашли способ блокировки системы распознавания лицУченые из массачусетского Северо-Восточного университета разработали футболку, которая делает своего владельца невидимым для системы распознавания лиц. И все благодаря странному принту. Прежде чем распознать объект, система должна сначала его обнаружить и зарегистрировать. Но калейдоскопический принт с красочными неровными узорами построен таким образом, что прерывает систему уже на стадии обнаружения. Иными словами, скопление пикселей...

Можно ли отказаться подписывать договор о «Социальном мониторинге»Москвичка Ольга Лисицина оказалась в числе тех, кто был вынужден сдать анализ на антитела к COVID-19. Последствия этого обернулись для нее самым настоящим кошмаром. Из-за незначительного превышения нормы по одному из показателей теста, ее принудительно заставили установить на смартфоне приложение «Социальный мониторинг», позволяющее отслеживать местоположение владельца смартфона. 

Календарь

«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Июнь 2020 (26)
Май 2020 (132)
Апрель 2020 (149)
Март 2020 (143)
Февраль 2020 (74)
Январь 2020 (107)
[not-group=5]

Приветствуем Вас, 


Выйти из аккаунта


  [/not-group] [group=5]
Вы не зарегистрированы! 
Зарегистрируйтесь, либо войдите под своим именем!

логин:
пароль:
Войти

Забыли пароль?
восстановить пароль!
[/group]

Важные события

«Мы - люди, а не рабы мэра Собянина!» Указы градоначальников проверят на соблюдение прав гражданЖёсткие авторитарные действия руководителей ряда регионов в период появления нового сезонного респираторного заболевания вызывают у народа массу справедливых нареканий и протестов. Пальму первенства по внедрению «карантинных мер» держит мэр Москвы Собянин. Несмотря на справедливые выступления представителей научного сообщества, неоднократно предлагавших адекватные решения в сложившейся ситуации, безграмотные в области эпидемиологии чиновники упрямо гнули свою линию на ужесточение режима. Глядя на творящийся беспредел, видные учёные порой уже не сдерживают эмоций. 

Мария Шукшина: можем ли мы рассчитывать на поддержку Патриарха и Президента?Сложность нынешнего времени в том, что мы тонем в океане информации. Этот океан выносит людей на разные берега, сталкивает лбами, и пока, слава Богу, не доводит до кровопролития! Как отличить зерна от плевел? Где правда, где фейк? Кому верить, от кого бежать? Я, как и большинство россиян, пытаюсь в этом потоке информации разобраться, слушаю множество экспертов и аналитиков днями и ночами... Вопросов больше, чем ответов. Вернее, ВОПРОС у меня один. Оговорюсь сразу, апеллирую я не к тем, кто инертен, и не к генетически запуганным "гулагом", и не к тем, кто уже превратился в биороботов и готов на любое чипирование и оцифровку, лишь бы не отобрали хлеба и зрелищ. Я хочу поговорить с людьми здравомыслящими, наделенными Богом свободой воли...

Мир в состоянии неопределенности: хозяева денег могут стать хозяевами мираВ предлагаемой ниже публикации описано несколько сценариев развития кризиса в России (смоделированных экспертами консалтинговой компании BCG) с последующими комментариями профессора, председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентина Юрьевича Катасонова. Итак, Первый сценарий развития событий. Он назван «отскоком» и предполагает, что из-за сокращения объемов непродовольственной розничной торговли и временной остановки предоставления потребительских услуг после самоизоляции и закрытия границ ВВП России снижается на 4-6% (эта оценка совпадает с прогнозом ЦБ)...

© Русь-Фронт
Православие в России